Какой труд относится к принудительному?

Вопрос теста: Что из перечисленного относится к категории «принудительный труд»? Варианты ответов на тест:

  • Работа, выполнение которой обусловлено введением чрезвычайного или военного положения в установленном порядке
  • Работа, выполняемая под угрозой применения какого-либо наказания (насильственного воздействия)
  • Работа, выполняемая в условиях чрезвычайных обстоятельств, то есть в случае бедствия или угрозы бедствия и в иных случаях, ставящих под угрозу жизнь или нормальные жизненные условия всего населения или его части
  • Работа, выполняемая вследствие вступившего в законную силу приговора суда

НАЖМИТЕ, ЧТОБЫ УВИДЕТЬ ОТВЕТ Внимание!
Зелёным цветом выделен правильный ответ
Если выделено несколько вариантов, значит все они являются верными. Варианты ответов на тест:

  • Работа, выполнение которой обусловлено введением чрезвычайного или военного положения в установленном порядке
  • Работа, выполняемая под угрозой применения какого-либо наказания (насильственного воздействия)
  • Работа, выполняемая в условиях чрезвычайных обстоятельств, то есть в случае бедствия или угрозы бедствия и в иных случаях, ставящих под угрозу жизнь или нормальные жизненные условия всего населения или его части
  • Работа, выполняемая вследствие вступившего в законную силу приговора суда

Запрещение принудительного труда является конституционным положением. В ст. 37 Конституции РФ указано, что принудительный труд запрещен. Это означает, что никого нельзя обязать выполнять работу под угрозой применения наказания. Каждый вправе выбирать любой род деятельности и профессию и вправе вообще не заниматься трудовой деятельностью.

Конституционный запрет принудительного труда реализуется в различных законах и иных нормативных правовых актах Российской Федерации и ее субъектов.

Статья 1 Закона о занятости предусматривает, что незанятость граждан не может служить основанием для их привлечения к административной и иной ответственности, из УК РФ исключена статья об ответственности за уклонение от общественно полезного труда (в законодательстве такое уклонение называлось тунеядство).

Запрещение принудительного труда содержится в отдельной статье, а не в статье «Основные трудовые права и обязанности работников», как было предусмотрено в КЗоТ. Это подчеркивает основополагающее значение такого запрета для регулирования трудовых отношений. Запрещение принудительного труда, предусмотренное в комментируемой статье, соответствует международным правовым актам: Международному пакту о гражданских и политических правах (1966), Конвенциям МОТ N 29 «О принудительном или обязательном труде» (1930) и N 105 «Об упразднении принудительного труда» (1957).

В отличие от КЗоТ, ТК не только запрещает принудительный труд, но и дает определение понятия принудительного труда, которое соответствует формулировкам Конвенции МОТ N 29.

Кодекс расширил понятие принудительного труда по сравнению с международными правовыми нормами. Комментируемая статья определяет, что к принудительному труду относится работа, выполняемая работником под угрозой наказания, хотя в соответствии с ТК или иными федеральными законами он может от нее отказаться. К таким случаям отказа относятся: нарушение установленных сроков выплаты заработной платы или выплата ее не в полном размере; возникновение непосредственной угрозы для жизни и здоровья работника вследствие нарушения требований охраны труда, в т.ч. вследствие необеспечения его средствами коллективной или индивидуальной защиты в соответствии с установленными нормами.

Расширение понятия принудительного труда усиливает гарантии соблюдения трудовых прав работников, дает им право приостановить выполнение своих трудовых обязанностей (ст. 142 ТК) или отказаться от такой работы (ст. 379 ТК).

Запрещая принудительный труд, ст. 4 перечисляет виды работ, которые не считаются принудительным трудом.

Это перечисление начинается с работы, которая выполняется в порядке несения военной службы и альтернативной гражданской службы. Согласно Закону о воинской обязанности граждане, проходящие военную службу, являются военнослужащими. При призыве на военную службу может быть принято решение о направлении на альтернативную гражданскую службу (Федеральный закон от 25.07.2002 N 113-ФЗ «Об альтернативной гражданской службе»). Работа в процессе исполнения воинской обязанности или прохождения альтернативной гражданской службы не может квалифицироваться как принудительный труд.

Не считается принудительным трудом работа, выполнение которой обусловлено введением чрезвычайного или военного положения в порядке, установленном федеральными конституционными законами. Так, Закон о чрезвычайном положении предусматривает в исключительных случаях, связанных с необходимостью проведения и обеспечения аварийно-спасательных и других неотложных работ, мобилизацию трудоспособного населения и привлечение транспортных средств граждан для проведения указанных работ при обязательном соблюдении требований охраны труда.

Трудовой кодекс не относит также к принудительному труду работу, выполняемую в чрезвычайных обстоятельствах, т.е. в случае бедствия или угрозы бедствия (пожары, наводнения, голод, землетрясение, сильные эпидемии или эпизоотии и иные чрезвычайные обстоятельства, угрожающие жизни или жизнеобеспечению населения).

Не считаются принудительным трудом работы в порядке исполнения наказания по вступившему в законную силу приговору суда. Такие работы выполняются при осуждении к исправительным работам (гл. 7 «Исполнение наказания в виде исправительных работ» УИК РФ) и к лишению свободы. Статья 103 УИК РФ предусматривает, что каждый осужденный к лишению свободы обязан трудиться в местах и на работах, определяемых администрацией исправительных учреждений. В свою очередь, администрация исправительных учреждений обязана привлекать осужденных к общественно полезному труду с учетом их пола, возраста, трудоспособности, состояния здоровья и, по возможности, специальности.

Запрещение принудительного труда

Энциклопедия МИП » Трудовые споры » Общие положения ТК РФ » Запрещение принудительного труда

Принудительный труд запрещен законодательством и государство уполномочено вставать на защиту работников, подвергшихся принуждению к труду со стороны работодателей.

Каждый человек имеет право на труд, но не обязан выполнять трудовые обязанности по принуждению. И даже больше: гражданин не должен позволять принуждать себя к труду против собственного желания. Принудительный труд запрещен законодательством и государство уполномочено вставать на защиту работников, подвергшихся принуждению к труду со стороны работодателей.

Что такое принудительный труд

Российское законодательство определяет понятие принудительного труда как работу, требование о выполнении которой сопровождается угрозами или насильственным воздействием. При этом законодатель выделяет два обстоятельства, которые являются признаками принудительного труда:

  • первым обстоятельством является тот факт, что лицо не предлагало свои услуги добровольно;
  • ко второму обстоятельству относится наличие наказания за отказ выполнить работу.

Другими словами, принудительный труд – эта работа, на которую сотрудник не давал своего добровольного согласия. На практике, чаще всего встречается принуждение к сверхурочным работам, в том числе и с помощью изъятия у сотрудника документов и т.д. А вот под наказанием следует понимать лишение прав и привилегий.

Хотя законодатель не дает четких указаний на этот счет. Поэтому под наказанием со стороны работодателя за отказ выполнять работу по принуждению может подразумеваться и физическое воздействие. Согласно международным договорам и трудовому законодательству гражданин вправе отказаться от выполнения работы, если она расценивается им как принудительный труд.

Использование принудительного труда запрещено законодательством.

К этому относится и дискриминация в сфере трудовых отношений. Все граждане имеют равные права для осуществления трудовой деятельности, поэтому учитываются только деловые качества каждого отдельного индивидуума. Возможности, равно как и оплата труда, не могут зависеть от таких обстоятельств, как национальность, раса, пол, религиозные убеждения и т. д. Такая дискриминация работника запрещена законом. Эти нормы содержит Конвенция МОТ №111. Ответственность за дискриминацию несет работодатель.

Трудовое законодательство предусматривает обстоятельства, которые не могут расцениваться как дискриминация, но, тем не менее, ограничивают права работников. Это допускается в первую очередь для защиты граждан. Такими обстоятельствами чаще всего является медицинское освидетельствование и профессиональный отбор сотрудников для выполнения узкоспециализированной работы.

Виды принудительного труда

Трудовой кодекс определяет виды труда, который считается принудительным. И запрещение принудительного труда является обязанностью государства. Такими видами являются:

  • работа для поддержания трудовой дисциплины;
  • работа как наказание за участие в забастовке;
  • работа как средство мобилизации;
  • работа в качестве наказания за политические или идеологические убеждения;
  • работа как мера расовой или национальной дискриминации.

Помимо этого, трудовое законодательство различает и определенные категории и формы принудительного труда. Согласно этому, ими являются задержка заработной платы или ее части и принудительное выполнение опасной для жизни и здоровья работы без необходимой защиты. Важно знать, что этот список законодатель не делает исчерпывающим, а это значит, что каждый случай принудительного труда является индивидуальным.

Какие работы не относятся к принудительному труду

Конвенция МОТ №29 определяет также и те работы, которые не могут быть отнесены к принудительному труду. Другими словами, допускаются случаи, когда обстоятельства вынуждают работодателей заставлять сотрудников выполнять работу, которая может быть приравнена к принудительной, но таковой не является. Это следующие виды работ:

  • работа, которая должна быть выполнена в связи с воинской службой или воинскими обязанностями;
  • работа, выполнение которой осуществляется во время стихийного бедствия и других чрезвычайных обстоятельств;
  • работа, которая выполняется по приговору суда.

Этот список законодатель сделал исчерпывающим, то есть работодатель не имеет права вносить в него какие-либо изменения и принуждать сотрудников к труду под предлогом крайней необходимости. Существует также ряд ограничений, позволяющих принуждать работников к труду.

В первую очередь это касается выполнения своих обязанностей во время чрезвычайных обстоятельств, военного положения и т. д. Это длительность работ, а также профессиональные, медицинские и возрастные ограничения. Кроме этого, Трудовой кодекс содержит нормы, указывающие на сроки, в течение которых работа при невыплаченной заработной плате не может быть приравнена к принудительной.

К работам, которые установлены в судебном порядке, относятся исправительные работы, а также работы, которые являются обязанностью заключенных в местах лишения свободы.

Это так называемая система принудительного труда. То есть, осужденных лиц принуждают к труду, что является абсолютно законным. При этом заключенных должны привлекать к работе в зависимости от их возраста, состояния здоровья и т. д.

Что касается привлечения осужденных граждан к работам, которые необходимы для благоустройства исправительного учреждения, то законодатель прямо указывает на то, что они не могут быть приравнены к принудительному труду. Эти работы содержит система принудительного труда, поэтому они расцениваются как общественно полезный труд, к которым можно привлекать заключенных.

Ответственность за принудительный труд

Запрещение принудительного труда регулируется российским законодательством, поэтому им же установлена и определенная ответственность. Какой же может быть эта ответственность? В первую очередь, важно понимать, что наказание за принудительный труд не предусматривается, как отдельная норма закона.

В течение непродолжительного времени нормативные акты содержали нормы, которые предусматривали административную ответственность за принудительный труд. Наказание было в виде штрафа, который налагался в судебном порядке. К сожалению, этот нормативный акт был отменен.

Действующий Закон о занятости не предусматривает отдельной ответственности за принуждение к труду.

Тем не менее, в административном законодательстве содержится норма, которая устанавливает ответственность за нарушение закона об охране труда. Он включает административную ответственность, а также дисквалификацию. При этом наказание может быть применено только к должностному лицу.

Что касается уголовного законодательства, то в нем также нет норм, прямо указывающих на ответственность за принудительный труд. Единственное, за что может ответить работодатель согласно УК РФ, это невыплата заработной платы и других выплат, а также нарушение правил охраны труда. Трудовое законодательство также содержит нормы, которые подразумевают административную и дисциплинарную ответственность за принудительный труд.

В целом, любая эксплуатация наемных работников может быть расценена, как принудительный труд или дискриминация. При этом существуют случаи принуждения к труду не только к конкретному сотруднику, но и ко всему коллективу. Граждане, подвергшиеся эксплуатации со стороны работодателя, могут обратиться в суд или трудовую инспекцию для возмещения ущерба.

Другой комментарий к Ст. 4 Трудового кодекса Российской Федерации

1. Запрещение принудительного труда, так же как запрещение дискриминации в сфере труда, является одним из четырех фундаментальных принципов международного трудового права, зафиксированных в Декларации МОТ 1998 г. (см. комментарий к ст. 10). Обособление законодательной регламентации данного принципа в отдельной статье Трудового кодекса тоже следует расценивать как показатель его особой значимости, которую законодатель счел необходимым подчеркнуть таким образом.

Помимо международного трудового права, нормы о запрете принудительного труда содержатся в международном гуманитарном праве, к источникам которого относятся акты общего и регионального действия. Примером первого из них может служить Международный пакт о гражданских и политических правах (ст. 8), примером второго — Конвенция Содружества Независимых Государств о правах и основных свободах человека (ратифицирована Россией 4 ноября 1995 г. Международное гуманитарное право в документах / Сост. Ю.М. Колосов и И.И. Котляров. М., 1996. С. 541 — 552).

Наиболее детализированная правовая регламентация запрещения принудительного труда содержится в международном трудовом праве, которое посвятило этой проблеме две конвенции МОТ: Конвенцию N 29 «О принудительном или обязательном труде» 1930 г. и Конвенцию N 105 «Об упразднении принудительного труда» 1957 г. (см.: Конвенции и рекомендации, принятые Международной конференцией труда. 1957 — 1990. Т. 1. Женева, 1991. С. 197 — 208; Т. 2. С. 1161 — 1164). Обе Конвенции ратифицированы нашей страной.

Кроме того, в правовой системе России запрет принудительного труда содержится в ч. 2 ст. 37 Конституции РФ и ст. 1 Федерального закона «О занятости населения в Российской Федерации».

2. Определение принудительного труда в соответствии с ч. 2 ст. 4 ТК РФ основывается на формулировке, содержащейся в п. 1 ст. 2 Конвенции МОТ N 29, в которой сказано, что термин «принудительный, или обязательный труд» означает всякую работу или службу, требуемую от какого-либо лица под угрозой какого-либо наказания, для которой это лицо не предложило добровольно своих услуг. В отличие от определения, приведенного в ч. 2 ст. 4 ТК, Конвенция N 29 как в самом названии, так и в содержании говорит не только о принудительном, но и об обязательном труде. Однако никакого самостоятельного значения в термин «обязательный труд» в сравнении с термином «принудительный труд» данная Конвенция не вкладывает, в силу чего они фактически используются как синонимы. С этой точки зрения российское законодательство вполне правомерно оперирует только одним из этих терминов — «принудительный труд».

Вместе с тем характеристика принудительного, или обязательного, труда, данная Конвенцией N 29, содержит не один, как в ч. 2 ст. 4 ТК, а два признака. Помимо выполнения работы под угрозой применения какого-либо наказания (насильственного воздействия), Конвенция N 29 относит к числу признаков принудительного, или обязательного, труда также факт отсутствия добровольного предложения работником своих услуг для выполнения данной работы. Это обстоятельство свидетельствует не о нарушении российским законом положений Конвенции N 29, а о более жестком подходе к вопросу квалификации конкретного труда в качестве принудительного. Если по нормам международного трудового права для этого требуется одновременное наличие двух признаков, то по российскому законодательству достаточно одного в виде угрозы применения какого-либо наказания (насильственного воздействия).

В дополнение к общему определению принудительного труда ч. 2 ст. 4 приводит его конкретные примеры, практически текстуально совпадающие с перечнем форм принудительного, или обязательного, труда, данным в ст. 1 Конвенции МОТ N 105. В этом аспекте российское законодательство о запрете принудительного труда полностью соответствует нормам международного трудового права.

3. Часть 3 ст. 4 ТК РФ не имеет аналогов в международном трудовом праве и по сути расширяет перечень видов принудительного труда, который содержится в ст. 1 Конвенции МОТ N 105. Отечественный законодатель предпринял весьма нетривиальный подход к формулировке этих двух дополнительных видов принудительного труда. Так, согласно ч. 3 ст. 4 разновидностью принудительного труда признается нарушение установленных сроков выплаты заработной платы или ее выплата не в полном размере. Основываясь на буквальном толковании данной формулировки, к принудительному следует относить любой труд, осуществляемый в условиях отсутствия его оплаты не только в полном, но и в частичном размере. Иными словами, любая задержка выплаты, частичная или полная невыплата заработной платы должны квалифицироваться в качестве принудительного труда вне зависимости от причин, повлекших данные последствия, и вины работодателя в их возникновении. Поскольку же принудительный труд запрещен, то работодатель не вправе требовать его выполнения, а работник вправе отказаться от выполнения работы, не оплачиваемой надлежащим образом, до возобновления надлежащей оплаты труда (см. ст. 142 и комментарий к ней, а также ч. 2 п. 57 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 17 марта 2004 г. N 2).

Аналогичным образом обстоит дело и со второй разновидностью принудительного труда, указанной в ч. 3 ст. 4 ТК РФ. В данном случае работник также вправе отказаться от выполнения своих трудовых обязанностей вне зависимости от причин, приведших к отсутствию у него средств коллективной или индивидуальной защиты либо породивших угрозу его жизни или здоровью.

По существу право работника прекратить выполнение порученной ему работы в таких условиях представляет собой способ самозащиты основного трудового права на получение оплачиваемой и безопасной работы. Совершенно очевидно, что возможность воспользоваться данным способом защиты нарушенного права возникает с момента появления феномена принудительного труда, т.е. с первого дня невыполнения работодателем вытекающей из трудового договора обязанности по надлежащей оплате и охране труда.

Однако практическое применение этого способа защиты наталкивается на два препятствия, которые создали ст. ст. 142 и 379 ТК РФ. Так, согласно ч. 2 ст. 142 у работника возникает право приостановить работу не с первого, а лишь с 15 дня задержки заработной платы. В то же время отсутствие выплаты заработной платы при продолжении работником выполнения работы в течение 15 дней, предшествующих появлению у него права на приостановление работы, должно в соответствии с ч. 3 ст. 4 ТК, причем совершенно определенно, признаваться принудительным трудом, который запрещен. Таким образом, не предоставляя работнику права приостановить неоплачиваемую работу до истечения 15-дневного срока задержки выплаты заработной платы, ч. 2 ст. 142 тем самым разрешает 15-дневное применение принудительного труда в той форме, которая прямо запрещена ч. 3 ст. 4. Разумеется, это нонсенс, от воспроизведения которого практика применения трудового законодательства должна избавляться. Путь в данном случае только один — признание юридического верховенства за международными актами, запрещающими применение принудительного труда. В системе российского трудового законодательства это юридическое верховенство принадлежит ст. 4 ТК, запрещающей любой принудительный труд, в том числе в виде работы без надлежащей оплаты.

4. Часть 4 ст. 4 ТК РФ содержит перечень видов работ, не признаваемых разновидностями принудительного труда. В целом он согласуется с аналогичным перечнем, содержащимся в ст. 2 Конвенции МОТ N 29. Однако необходимо учитывать, что перечень, содержащийся в Конвенции, сформулирован более широко, нежели перечень, приводимый ст. 4, поскольку в него дополнительно к ст. 4 включается:

всякая работа или служба, являющаяся частью обычных гражданских обязанностей граждан полностью самоуправляющейся страны;

мелкие работы общинного характера, т.е. работы, выполняемые для прямой пользы коллектива членами данного коллектива, и которые поэтому могут считаться обычными гражданскими обязанностями членов коллектива, при условии, что само население или его непосредственные представители имеют право высказать свое мнение относительно целесообразности этих работ.

Несмотря на то что наш законодатель отказался от воспроизведения в Трудовом кодексе формулировок этих исключений из видов принудительного труда, они сохраняют и в отношении нашей страны правовую силу, которая вытекает из факта ратификации Россией соответствующей Конвенции. Отсюда следует, что принудительным трудом, в частности, не следует признавать те работы, которые выполняются для прямой пользы коллектива членами данного коллектива по благоустройству и санитарно-гигиенической профилактике зданий и территорий, занимаемых школами, интернатами, детскими и юношескими оздоровительными лагерями, а также учреждениями, ведающими исполнением административных и уголовных наказаний, при условии предоставления представителям данных коллективов права высказывать свое мнение относительно целесообразности проведения таких работ.

«Кадровик. Трудовое право для кадровика», 2011, N 6

ДОПУСТИМЫЕ СЛУЧАИ ПРИНУЖДЕНИЯ К ТРУДУ В МЕЖДУНАРОДНО-ПРАВОВЫХ АКТАХ О ПРАВАХ ЧЕЛОВЕКА

По мнению автора статьи, если Российская Федерация встает на путь непосредственного применения норм Конвенции МОТ «Относительно принудительного или обязательного труда», национальное законодательство должно быть дополнено в конкретных случаях и гарантиями, предусмотренными данной Конвенцией.

Конституция РФ в ч. 2 ст. 37 четко и недвусмысленно запрещает применение в Российской Федерации принудительного труда. Аналогичная норма содержится и в ст. 4 ТК РФ. В то же время данная статья содержит и перечень случаев, не являющихся принудительным трудом (несмотря на то что они формально подпадают под определение принудительного труда, содержащееся в ТК РФ и международно-правовых документах). К таковым относятся:

— работа, выполнение которой обусловлено законодательством о воинской обязанности и военной службе или заменяющей ее альтернативной гражданской службе;

— работа, выполнение которой обусловлено введением чрезвычайного или военного положения в порядке, установленном федеральными конституционными законами;

— работа, выполняемая в условиях чрезвычайных обстоятельств, т. е. в случае бедствия или угрозы бедствия (пожары, наводнения, голод, землетрясения, эпидемии или эпизоотии) и в иных случаях, ставящих под угрозу жизнь или нормальные жизненные условия всего населения или его части;

— работа, выполняемая вследствие вступившего в законную силу приговора суда под надзором государственных органов, ответственных за соблюдение законодательства при исполнении судебных приговоров.

В данном случае авторы ТК РФ не были оригинальны, т. к. схожие перечни случаев допустимого принуждения к труду содержатся в таких основополагающих международно-правовых документах, как Международный пакт от 16.12.1966 «О гражданских и политических правах», Конвенция о защите прав человека и основных свобод (заключена в г. Риме 04.11.1950), Конвенция МОТ от 28.06.1930 N 29 «Относительно принудительного или обязательного труда» (ратифицирована Указом Президиума Верховного Совета СССР от 04.06.1956).

Таким образом, действующее законодательство и международно-правовые документы позволяют говорить о существовании двух форм принудительного труда: разрешенного и неразрешенного. Показательны в этом плане ст. ст. 11 — 17 Конвенции МОТ «Относительно принудительного или обязательного труда», в которых речь идет об условиях привлечения к принудительному или обязательному труду несмотря на общий запрет такого труда.

Принудительный труд разрешен?

Получается, что, по сути, принудительный труд в определенных случаях разрешен и российским законодательством, и международно-правовыми нормами, однако при этом авторы соответствующих документов избегают называть его принудительным трудом.

Нельзя также не отметить, что и в ст. 4 ТК РФ, и в указанных международно-правовых актах при определении перечней случаев, не являющихся принудительным трудом, используются формулировки вроде: «для целей настоящего Кодекса принудительный труд не включает в себя», «термином «принудительный или обязательный труд» в настоящем пункте не охватываются», «для целей настоящей статьи термин «принудительный или обязательный труд» не включает в себя»; «термин «принудительный или обязательный труд» в смысле настоящей Конвенции не включает в себя» и т. п. Иными словами, разрешенные случаи принуждения к труду все равно остаются принудительным трудом, но в конкретных ситуациях, чтобы избежать отождествления с запрещенными случаями принуждения к труду, их от принудительного труда отграничивают.

Соответственно, можно сделать вывод, что ограничением принципа свободы труда de facto в любом случае выступает принудительный труд, который подразделяется на разрешенный законодательством и запрещенный им же. Однако de jure в конституционно-правовом смысле ограничением принципа свободы труда являются лишь случаи предусмотренного законом принуждения к труду, принудительный же труд в узком смысле этого слова всегда запрещен.

Сравнивая положения ст. 4 ТК РФ, устанавливающие, какие случаи принуждения к труду являются допустимыми в Российской Федерации, и соответствующие нормы приведенных выше международно-правовых документов, несложно заметить, что перечень, использованный в ТК РФ, является более кратким. Сложно сказать, почему при подготовке ТК РФ, который, как известно, разрабатывался при участии Международной организации труда , они были авторами Кодекса упущены.

Однако в любом случае, как представляется, исходя из ч. 4 ст. 15 Конституции РФ, согласно которой общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры РФ являются составной частью ее правовой системы, они должны учитываться и на территории РФ. Такой же позиции придерживается и Конституционный Суд РФ, который во многих своих решениях ссылается именно на нормы международно-правовых актов, устанавливающие разрешенные случаи принуждения к труду.

В частности, Международный пакт «О гражданских и политических правах» устанавливает, что не является принудительным трудом, какая бы то ни была работа или служба, которая входит в обыкновенные гражданские обязанности. Аналогичные положения содержатся в Конвенции о защите прав человека и основных свобод и Конвенции МОТ «Относительно принудительного или обязательного труда».

Обыкновенные гражданские обязанности

Что включается в обыкновенные гражданские обязанности, ни в одном из указанных международно-правовых документов не разъясняется. Не изучена эта категория и в отечественной юридической литературе. В то же время определенные выводы о ее содержании можно сделать исходя из практики Европейского суда по правам человека, который неоднократно обращался к соответствующим положениям Конвенции о защите прав человека и основных свобод.

Так, например, в Постановлении ЕСПЧ по делу «Зарб Адами (Zarb Adami) против Мальты» Европейский суд констатировал, что принудительное выполнение функций присяжного заседателя, как это имеет место на Мальте, является одной из «обычных гражданских обязанностей», предусмотренных пп. «d» п. 3 ст. 4 Конвенции. В деле «Карлхайнц Шмидт против Германии (Karlheinz Schmidt v. Germany)» Европейский суд исходил из того, что обязательная служба в пожарной бригаде, существующая в Баден-Вюртемберге, может квалифицироваться как служба, являющаяся частью гражданских обязанностей, согласно пп. «d» п. 3 ст. 4 Конвенции. Сбор, который уплачивается вместо прохождения данной службы, представляет собой компенсационную выплату. Он тесно связан с обязанностью осуществлять службу в пожарной бригаде, поэтому уплата сбора подпадает под действие пп. «d» п. 3 ст. 4 Конвенции (п. 23).

Бесплатная юридическая помощь

Законодательство РФ предусматривает в качестве обязанности адвоката оказание бесплатной юридической помощи некоторым категориям граждан.

Так, в соответствии с п. 2 ч. 1 ст. 7 Федерального закона от 31.05.2002 N 63-ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» (ред. от 23.07.2008, далее — Закон об адвокатуре) адвокат обязан «исполнять требования закона об обязательном участии адвоката в качестве защитника в уголовном судопроизводстве по назначению органов дознания, органов предварительного следствия или суда, а также оказывать юридическую помощь гражданам Российской Федерации бесплатно в случаях, предусмотренных настоящим Федеральным законом».

Несомненный интерес применительно к российской практике представляют выводы, сделанные Европейским судом по делу «Ван дер Мюсселе против Бельгии (Van der Mussele v. Belgium)» .

Пример. Суд рассматривал жалобу заявителя, который как адвокат-стажер должен был защищать клиента бесплатно и ему не были возмещены связанные с этим расходы. По мнению г-на Ван дер Мюсселе, это представляло собой «принудительный или обязательный труд», не совместимый с положениями ст. 4 Конвенции.

Однако Суд посчитал, что в данном случае нельзя усмотреть наличие важного признака принудительного труда — отсутствие добровольного согласия на выполнение работы, а, следовательно, не было и нарушения п. 2 ст. 4. По мнению Суда, заявитель заранее дал согласие на то, что составляло предмет его жалобы, поскольку будущий адвокат еще до начала карьеры взвешивает все плюсы и минусы этой профессии. Заявитель знал заранее об обязательстве защищать клиентов бесплатно, предполагавшем определенные количественные (около 14 дел ежегодно) и качественные (в период стажировки) ограничения. Г-н Ван дер Мюсселе знал и о соответствующих преимуществах — свободе, которой он пользуется при осуществлении своих обязанностей, возможности познакомиться с работой суда, создать платную клиентуру.

Помимо этого, Суд отметил, что подобная помощь основывается на концепции социальной солидарности и не может быть признана необоснованным обременением. Кроме того, она представляет собой обязательство того же порядка, что и обычные гражданские обязанности, предусмотренные в пп. «d» п. 3 ст. 4. По мнению Суда, возложенное на заявителя бремя нельзя признать несоразмерным .

Согласно ст. 26 Закона об адвокатуре юридическая помощь гражданам РФ, среднедушевой доход семей которых ниже величины прожиточного минимума, установленного в субъекте РФ в соответствии с федеральным законодательством, а также одиноко проживающим гражданам РФ, доходы которых ниже указанной величины, оказывается бесплатно в следующих случаях:

1) истцам — по рассматриваемым судами первой инстанции делам о взыскании алиментов, возмещении вреда, причиненного смертью кормильца, увечьем или иным повреждением здоровья, связанным с трудовой деятельностью;

2) ветеранам Великой Отечественной войны — по вопросам, не связанным с предпринимательской деятельностью;

3) гражданам Российской Федерации — при составлении заявлений о назначении пенсий и пособий;

4) гражданам Российской Федерации, пострадавшим от политических репрессий, — по вопросам, связанным с реабилитацией.

Кроме того, юридическая помощь оказывается во всех случаях бесплатно несовершеннолетним, содержащимся в учреждениях системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних.

Учитывая, что в большинстве случаев законы субъектов РФ предусматривают лишь компенсацию расходов адвоката при оказании бесплатной юридической помощи, но не оплату его труда , на первый взгляд, указанная работа может рассматриваться в качестве принудительного труда в смысле ст. 4 ТК РФ (с учетом того, что российское трудовое законодательство не выделяет такой признак принудительного труда, как отсутствие согласия на осуществление услуг).

Однако представляется, что с учетом выводов, сделанных Европейским судом по делу «Ван дер Мюсселе против Бельгии», юридическая помощь не является таковой, поскольку, во-первых, положения Конвенции МОТ «Относительно принудительного или обязательного труда» как международного договора, ратифицированного Российской Федерацией, имеют в силу ч. 4 ст. 15 Конституции РФ большую юридическую силу, чем ТК РФ, в т. ч. и применительно к определению принудительного труда, во-вторых, оказание адвокатами юридической помощи некоторым категориям граждан бесплатно подпадает под понятие «обычные гражданские обязанности», выполнение которых не является принудительным трудом в силу той же Конвенции МОТ, а также других международно-правовых документов.

Мелкие работы общинного характера

Конвенция МОТ «Относительно принудительного или обязательного труда» содержит также еще один пример принуждения к труду, который не рассматривается ею как принудительный или обязательный труд.

Согласно п. «е» ч. 2 ст. 2 Конвенции термин «принудительный или обязательный труд» в смысле настоящей Конвенции не включает в себя также мелкие работы общинного характера, т. е. работы, выполняемые для прямой пользы коллектива членами данного коллектива и которые поэтому могут считаться обычными гражданскими обязанностями членов коллектива при условии, что само население или его непосредственные представители имеют право высказать свое мнение относительно целесообразности этих работ.

Несмотря на то что данный пример разрешенного принуждения к труду не предусмотрен ТК РФ, Конституционный Суд РФ в своих актах неоднократно обращался к нему.

Пример. В Определении Конституционного Суда РФ от 24.03.2005 N 190-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Коняева Александра Витальевича на нарушение его конституционных прав статьей 106 Уголовно-исполнительного кодекса Российской Федерации» Суд указал, что предусмотренный уголовно-исполнительным законодательством статус осужденных предполагает необходимость соблюдения ими принятых в обществе правил, создающих основу для установления обязанности осужденных по обеспечению надлежащего порядка, в т. ч. по соблюдению правил санитарии и гигиены, в местах их проживания и работы. Эти правила предполагают обязательность выполнения осужденными работ, связанных с благоустройством мест отбывания ими наказания, которые, как следует из ст. 2 (пп. «е» п. 2) Конвенции МОТ «Относительно принудительного или обязательного труда» и ст. 4 (пп. «d» п. 3) Конвенции о защите прав человека и основных свобод от 04.11.1950, не могут расцениваться как принудительный или обязательный труд, поскольку работы общинного характера, выполняемые для прямой пользы коллектива членами данного коллектива, считаются их обычными гражданскими обязанностями.

Пример. В другом случае предметом рассмотрения Конституционного Суда стала конституционность ст. 32 Закона Республики Адыгея «Об административных правонарушениях», согласно которой нарушение режима выкашивания сорной и карантинной растительности на территориях частных домовладений, дач, муниципального жилого фонда, организаций и прилегающих к ним территорий, а также на участках, отведенных под застройку, влечет предупреждение или наложение административного штрафа на граждан в размере от одного до пяти минимальных размеров оплаты труда, на должностных лиц — от 5 до 50 минимальных размеров оплаты труда, на юридических лиц — от 10 до 50 минимальных размеров оплаты труда.

По мнению заявителя, ст. 32 Закона Республики Адыгея «Об административных правонарушениях» принуждает граждан выкашивать сорную и карантинную растительность на земле, собственником которой является муниципальное образование, что нарушает конституционное право на свободный труд и вознаграждение за него, гарантированное ст. 37 Конституции РФ.

Конституционный Суд РФ, изучив представленные заявителем материалы, не нашел оснований для принятия его жалобы к рассмотрению, отметив, что возложение на граждан названной обязанности нельзя считать нарушением запрета на принудительный труд (Определение Конституционного Суда РФ от 20.10.2005 N 389-О).

В соответствии с Конвенцией МОТ от 28.06.1930 N 29 «Относительно принудительного или обязательного труда» (ратифицирована Указом Президиума Верховного Совета СССР от 04.06.1956), запрещающей принудительный или обязательный труд во всех его формах (т. е. всякую работу или службу, требуемую от какого-либо лица под угрозой какого-либо наказания и для которой это лицо не предложило добровольно свои услуги, — п. 1 ст. 1, п. 1 ст. 2), мелкие работы общинного характера, выполняемые для прямой пользы коллектива членами данного коллектива, которые могут считаться обычными гражданскими обязанностями, не подпадают под понятие принудительного или обязательного труда (пп. «е» п. 2 ст. 2).

Признавая принципиальную возможность применения норм Конвенции МОТ «Относительно принудительного или обязательного труда», несмотря на отсутствие соответствующих положений в ст. 4 ТК РФ, вместе с тем отметим, что применение именно пп. «е» п. 2 ст. 2 Конвенции в конкретных рассматриваемых Судом делах вряд ли является достаточно аргументированным.

Даже не затрагивая вопрос о том, насколько обоснованно считать группу заключенных, совместно отбывающих наказание в виде лишения свободы, общиной (в отношении муниципального образования такой вопрос, видимо, не стоит), подчеркнем, что указанный подпункт Конвенции допускает принуждение к труду членов коллектива для прямой пользы коллектива лишь при том обязательном условии, что само население или его непосредственные представители имеют право высказать свое мнение относительно целесообразности этих работ.

Ни в случае с выполнением осужденными работ, связанных с благоустройством мест отбывания ими наказания, ни в примере с возложением обязанности по выкашиванию сорной и карантинной растительности вопрос о возможности субъектов рассматриваемых обязанностей высказать свое мнение относительно целесообразности этих работ Конституционным Судом РФ не ставился и, соответственно, не рассматривался.

Между тем в обоих случаях (особенно в первом) эта возможность далеко не очевидна. Поэтому, не оспаривая принципиальную допустимость принуждения к подобного рода работам, отметим, что, если Российская Федерация встает на путь непосредственного применения норм Конвенции МОТ «Относительно принудительного или обязательного труда», национальное законодательство должно быть дополнено в конкретных случаях и гарантиями, предусмотренными данной Конвенцией.

Библиографический список

1. Пресняков М. В., Чаннов С. Е. Трудовое право России. М., 2007. С. 234.

2. Eur. Court H. R. Karlheinz Schmidt v. Germany, Judgment of 18 July 1994. Series A. No. 291-B.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *