Несоразмерность неустойки

Аналитика Публикации

Указание в договоре размера неустойки, подлежащей выплате в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательства, не является гарантией того, что при возникновении спора неустойка будет взыскана по требованию кредитора в том размере, который был согласован сторонами при заключении договора. Суд, рассматривающий спор о взыскании неустойки, может уменьшить ее, если подлежащая уплате неустойка явно несоразмерна последствиям нарушения обязательства.

Не право, а обязанность

Одним из наиболее часто используемых на практике способов обеспечения исполнения обязательств является неустойка – денежная сумма, которую должник обязан уплатить кредитору в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательства, в частности в случае просрочки исполнения (п. 1 ст. 330 ГК РФ). Руководствуясь положениями ст. 421, 422 ГК РФ, стороны договора при его заключении стараются установить размер неустойки, который, на их взгляд, действительно будет стимулировать должника к надлежащему исполнению обязательства, а в случае нарушения должником обязательства позволит кредитору компенсировать понесенные в связи с этим убытки. Между тем ст. 333 ГК РФ позволяет суду, рассматривающему спор о взыскании неустойки, уменьшить ее, если подлежащая уплате неустойка явно несоразмерна последствиям нарушения обязательства.

Положения ст. 333 ГК РФ допускают возможность снижения как договорной, так и законной неустойки, а Пленум ВС РФ и Пленум ВАС РФ в п. 7 совместного Постановления от 08.10.1998 № 13/14 сочли возможным уменьшение в порядке указанной статьи даже процентов, взыскиваемых в связи с просрочкой исполнения денежного обязательства на основании ст. 395 ГК РФ по ставке рефинансирования, установленной Банком России.

КС РФ, рассматривая жалобы на положения ст. 333 ГК РФ, отмечал, что, не ограничивая сумму устанавливаемых договором неустоек, ГК РФ вместе с тем управомочивает суд устанавливать соразмерные основному долгу их пределы с учетом действительного размера ущерба, причиненного стороне в конкретном договоре, что является одним из правовых способов, предусмотренных в законе, которые направлены против злоупотребления правом свободного определения размера неустойки, то есть по существу на реализацию требования ч. 3 ст. 17 Конституции РФ, согласно которой осуществление прав и свобод человека и гражданина не должно нарушать права и свободы других лиц. Именно поэтому, по мнению КС РФ, в ст. 333 ГК РФ речь идет не о праве суда, а о его обязанности установить баланс между применяемой к нарушителю мерой ответственности и оценкой действительного (а не возможного) размера ущерба, причиненного в результате конкретного правонарушения (определения КС РФ от 21.12.2000 № 263-О, 277-О, от 14.03.2001 № 80-О).

Следуя аналогичной логике, Президиум ВАС РФ в п. 1 Информационного письма от 14.07.1997 № 17 отметил, что при наличии оснований для применения ст. 333 ГК РФ арбитражный суд уменьшает размер неустойки независимо от того, заявлялось ли такое ходатайство ответчиком.

Основания уменьшения

На протяжении долгого времени в судебной практике большое внимание уделялось основаниям для уменьшения размера неустойки в соответствии со ст. 333 ГК РФ. Так, в п. 42 совместного Постановления от 01.07.1996 № 6/8 Пленум ВС РФ и Пленум ВАС РФ отметили, что размер неустойки может быть уменьшен судом только в том случае, если подлежащая уплате неустойка явно несоразмерна последствиям нарушения обязательства. При оценке таких последствий суд может принимать во внимание в том числе обстоятельства, не имеющие прямого отношения к последствиям нарушения обязательства (цена товаров, работ, услуг; сумма договора и т. п.).

В 2003 году ВС РФ в Обзоре судебной практики «Некоторые вопросы судебной практики Верховного Суда Российской Федерации по гражданским делам» разъяснил, что при применении ст. 333 ГК РФ суд должен принимать во внимание степень выполнения обязательства должником, имущественное положение истца, а также не только имущественный, но и всякий иной, заслуживающий уважения интерес ответчика.

В Определении от 17.04.2007 по делу № 78-В07-8 ВС РФ отметил, что при решении вопроса о соразмерности неустойки должны учитываться последствия, наступившие в результате неисполнения ответчиком взятых на себя по договору обязательств, длительность неисполнения, а также характер неисполненного обязательства (спор возник по поводу неисполнения обязательств застройщиком, вследствие чего истцы более двух лет не могли вселиться в приобретенное ими по договору жилое помещение).

Случай исключительный, практика повсеместная

Европейский суд по правам человека в Постановлении от 13.05.2008 по делу «Галич (Galich) против России» отметил, что в соответствии со ст. 333 ГК РФ российские суды имеют достаточно широкую свободу усмотрения в отношении размера присуждаемой кредитору неустойки, одновременно признав, что такие полномочия судов не противоречат положениям Конвенции о защите прав человека и основных свобод. В этом же Постановлении ЕСПЧ обратил внимание на то, что по российскому законодательству истец в гражданском судопроизводстве, требующий взыскания неустойки, должен иметь в виду, что существует риск уменьшения судом размера взыскиваемой суммы в соответствии со ст. 333 ГК РФ.

Несмотря на то что уменьшение неустойки судом на основании ст. 333 ГК РФ допускается в исключительных случаях, практика такого уменьшения долгое время была повсеместной. Причем неопределенность результатов рассмотрения требований о взыскании неустойки в значительной степени заключалась не в том, уменьшит суд ее размер или нет, а в том, до какой величины заявленная истцом законная или договорная неустойка будет снижена.

Отсутствие понятных критериев для снижения неустойки в порядке ст. 333 ГК РФ и фактически произвольное ее определение судом значительно ослабили роль этого гражданско-правового института. В ситуации, когда должник по обязательству, заключая договор, соглашается на любой размер неустойки, понимая, что в случае спора суд с большой долей вероятности существенно ее снизит, неустойка утрачивает как стимулирующее (для должника), так и компенсационное (для кредитора) значение.

Позиция ВАС РФ…

Судебная практика применения ст. 333 ГК РФ начала существенно меняться с 2010 года. Так, в Постановлении от 13.01.2011 № 11680/10 Президиум ВАС РФ отметил, что, учитывая компенсационный характер гражданско-правовой ответственности, под соразмерностью суммы неустойки последствиям нарушения обязательства ГК РФ предполагает выплату кредитору такой компенсации его потерь, которая будет адекватна и соизмерима с нарушенным интересом. Снижение неустойки судом возможно только в одном случае – в случае явной несоразмерности неустойки последствиям нарушения права. Иные фактические обстоятельства (финансовые трудности должника, его тяжелое экономическое положение и т. п.) не могут быть рассмотрены судом в качестве таких оснований.

В этом же Постановлении Президиум ВАС РФ указал на недопустимость уменьшения неустойки судом в рамках своих полномочий, так как это вступает в противоречие с принципом осуществления гражданских прав своей волей и в своем интересе (ст. 1 ГК РФ), а также с принципом состязательности (ст. 9 АПК РФ). Кроме того, Президиум ВАС РФ отметил, что необоснованное уменьшение неустойки судами с экономической точки зрения позволяет должнику получить доступ к финансированию за счет другого лица на нерыночных условиях, что в целом может стимулировать недобросовестных должников к неплатежам и вызывать крайне негативные макроэкономические последствия.

В качестве критерия соразмерности неустойки последствиям нарушения обязательства в Постановлении от 13.01.2011 № 11680/10 Президиум ВАС РФ указал установленную Банком России ставку рефинансирования, которая по существу представляет собой наименьший размер платы за пользование денежными средствами в российской экономике, что является общеизвестным фактом. Поэтому уменьшение неустойки ниже ставки рефинансирования возможно только в чрезвычайных случаях, а по общему правилу не должно допускаться, поскольку такой размер неустойки не может являться несоразмерным последствиям просрочки уплаты денежных средств.

Аналогичные правовые позиции были сформулированы в постановлениях Пленума ВАС РФ от 22.12.2011 № 81 и Президиума ВАС РФ от 14.02.2012 № 12035/11.

Так, в п. 2 Постановления № 81 Пленум ВАС РФ разъяснил, что, разрешая вопрос о соразмерности неустойки последствиям нарушения денежного обязательства и с этой целью определяя величину, достаточную для компенсации потерь кредитора, суды могут исходить из двукратной учетной ставки (ставок) Банка России, существовавшей в период такого нарушения. Снижение судом неустойки ниже определенного таким образом размера допускается в исключительных случаях, при этом присужденная денежная сумма не может быть меньше той, которая была бы начислена на сумму долга исходя из однократной учетной ставки Банка России.

Снижение неустойки ниже однократной учетной ставки Банка России, согласно п. 2 Постановления Пленума ВАС РФ № 81, на основании соответствующего заявления ответчика допускается лишь в экстраординарных случаях, когда убытки кредитора компенсируются за счет того, что размер платы за пользование денежными средствами, предусмотренный условиями обязательства (заем, кредит, коммерческий кредит), значительно превышает обычно взимаемые в подобных обстоятельствах проценты.

В постановлениях от 22.10.2013 № 801/13 и от 17.06.2014 № 1850/14 Президиум ВАС РФ еще раз обратил внимание на то, что снижение неустойки в порядке ст. 333 ГК РФ возможно только при наличии соответствующего ходатайства ответчика и представлении им доказательств явной несоразмерности неустойки последствиям нарушения обязательства, отметив при этом, что возражения ответчика относительно исковых требований не могут рассматриваться как заявление о несоразмерности неустойки и ходатайство о ее снижении.

…ВС РФ и КС РФ

В этот же период времени более жестких подходов в вопросах применения ст. 333 ГК РФ начинает придерживаться и ВС РФ.

Так, в п. 34 Постановления от 28.06.2012 № 17 и п. 45 Постановления от 27.06.2013 Пленум ВС РФ обращает внимание на то, что применение ст. 333 ГК РФ возможно лишь в исключительных случаях и по заявлению ответчика с обязательным указанием мотивов, по которым суд полагает, что уменьшение размера неустойки является допустимым. Отсутствие в судебных актах указания на мотивы, по которым суд счел возможным снизить размер взыскиваемой неустойки, служит основанием для их отмены при вынесении ВС РФ определений от 07.08.2012 № 18-КГ12-33, от 09.10.2012 № 18-КГ12-50, от 30.10.2012 № 5-КГ12-47 и др.

Значительное внимание вопросам применения ст. 333 ГК РФ было уделено ВС РФ в Обзоре судебной практики по гражданским делам, связанным с разрешением споров об исполнении кредитных обязательств, утв. Президиумом ВС РФ 22.05.2013.

В данном Обзоре ВС РФ отметил, что основанием для применения ст. 333 ГК РФ может служить только явная несоразмерность неустойки последствиям нарушения обязательства, которая должна оцениваться с учетом действительного (а не возможного) размера ущерба, причиненного в результате нарушения ответчиком (должником) взятых на себя обязательств; соотношения сумм неустойки и основного долга; длительности неисполнения обязательства; недобросовестности действий кредитора по принятию мер по взысканию задолженности; имущественного положения должника.

В этом же Обзоре ВС РФ поддержал позицию ВАС РФ, ранее сформулированную в постановлениях Президиума ВАС РФ от 13.01.2011 № 11680/10, от 14.02.2012 № 12035/11, Пленума ВАС РФ от 22.12.2011 № 81, указав в качестве критерия соразмерности неустойки последствиям нарушения обязательства ставку рефинансирования Центрального Банка РФ и отметив, что этот показатель по существу представляет собой наименьший размер имущественной ответственности за неисполнение или ненадлежащее исполнение денежного обязательства.

С 2011 года некоторым образом меняется и позиция КС РФ в отношении ст. 333 ГК РФ. По-прежнему отмечая, что положения данной нормы в части, закрепляющей право суда уменьшить размер подлежащей взысканию неустойки, если она явно несоразмерна последствиям нарушения обязательства, предписывают суду устанавливать баланс между применяемой к нарушителю мерой ответственности и размером действительного ущерба, причиненного в результате конкретного правонарушения, КС РФ, однако, воздерживается от указания на то, что применение ст. 333 ГК РФ является фактически обязанностью суда (определения КС РФ от 17.11.2011 № 1606-О-О, от 25.01.2012 № 203-О-О и 185-О-О, от 11.05.2012 № 725-О, 731-О и 726-О, от 29.05.2012 № 905-О, от 19.06.2012 № 1176-О, от 24.09.2012 № 1777-О, от 24.10.2013 № 1664-О, от 22.01.2014 № 219-О, от 17.07.2014 № 1655-О).

В Определении от 17.07.2014 № 1723-О КС РФ отметил, что неустойка (штраф, пени) как способ обеспечения исполнения обязательств и мера имущественной ответственности за их неисполнение или ненадлежащее исполнение по смыслу ст. 12, 330, 332 и 394 ГК РФ стимулирует своевременное исполнение обязательств, позволяя значительно снизить вероятность нарушения прав кредитора, предупредить нарушение.

Учетная ставка ЦБ РФ и неденежные обязательства

Использование учетной ставки Банка России в качестве критерия соразмерности неустойки последствиям допущенного ответчиком нарушения применимо лишь в случаях нарушения денежного обязательства, когда неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательства должником позволяет ему неправомерно пользоваться чужими денежными средствами, а необоснованное уменьшение судами неустойки открывает должнику доступ к финансированию за счет другого лица на нерыночных условиях (Постановление Президиума ВАС РФ от 13.01.2011 № 11680/10).

Неустойкой же могут обеспечиваться не только денежные обязательства. Так, Президиум ВАС РФ допускал возможность установления договорной неустойки:

  • за неисполнение обязательства стороны предварительного договора заключить основной договор (постановления от 12.02.2013 № 13585/12 и от 08.04.2014 № 16973/13);

  • нарушение арендатором лесного участка технологии лесопользования (Постановление от 10.09.2013 № 3845/13);

  • несоблюдение подрядчиком требований по обеспечению безопасности дорожного движения при ремонте дорог (Постановление от 09.07.2013 № 1488/13);

  • непредоставление банковской гарантии (Постановление от 13.10.2011 № 5531/11) и другие подобные нарушения.

Казалось бы, в ситуациях, когда нарушение обязательства не сопряжено с пользованием должником денежными средствами за счет кредитора, учетная ставка банковского процента не может использоваться в качестве критерия соразмерности неустойки последствиям нарушения обязательства. Тем не менее данный критерий нередко применяется судами и при рассмотрении спора о последствиях нарушения неденежных обязательств. Так, суды руководствовались разъяснениями, содержащимися в п. 2 Постановления Пленума ВАС РФ от 22.12.2011 № 81, при разрешении дел о взыскании неустойки:

  • за нарушение сроков прибытия специалистов для выполнения работ по гарантийному ремонту предоставленного в лизинг оборудования (Постановление ФАС ЗСО от 18.02.2014 по делу № А45-9078/2013);

  • неисполнение покупателем квартир обязанности по обеспечению явки уполномоченного представителя для государственной регистрации перехода права собственности (Постановление ФАС МО от 15.07.2014 по делу № А40116560/12);

  • непредоставление покупателю по предварительному договору доступа к объекту для целей проверки фактического состояния недвижимого имущества (Постановление ФАС МО от 23.06.2014 по делу № А40-132600/13);

  • обнаружение в вагонах фирменных пассажирских поездов имущества без маркировки или с истекшим сроком эксплуатации (Постановление ФАС МО от 27.03.2014 по делу № А40-29825/13-64-286);

  • нарушение подрядчиком сроков устранения недостатков в выполненных работах (Постановление ФАС ПО от 24.02.2012 по делу № А49-4746/2011);

  • нарушение сроков предоставления банковской гарантии в обеспечение исполнения обязательств (Постановление ФАС ПО от 14.02.2012 по делу № А65-11629/2011);

  • нарушение сроков устранения недостатков поставленного товара (Постановление ФАС УО от 09.06.2014 по делу № А07-8491/2013);

  • несвоевременное исполнение обязанности по страхованию ответственности (Постановление ФАС СКО от 24.02.2014 по делу № А32-6789/2013) и др.

Только при нарушении денежных обязательств

Впрочем, по данному вопросу в практике существует и другой подход, в большей степени отражающий экономическую сущность последствий нарушения денежных и иных обязательств.

Так, в п. 6 Рекомендаций Научно-консультативного совета ФАС ВВО от 08.06.2012 отмечается, что в п. 2 Постановления Пленума ВАС РФ от 22.12.2011 № 81 речь идет о неисполнении лишь денежного обязательства, поэтому если экономически сильный субъект заключает договор, направленный на передачу имущества, выполнение работ, оказание услуг и фактически навязывает контрагенту высокую неустойку на случай просрочки, то данные ситуации не подпадают под установленные данным пунктом пределы снижения, поскольку на стороне должника отсутствует денежное обязательство. Указанные Рекомендации нашли отражение в практике Первого арбитражного апелляционного суда (постановления от 05.07.2013 по делу № А39-5459/2012, от 05.07.2013 по делу № А39-5456/2012, от 04.07.2013 по делу № А79-14179/2012, от 24.06.2013 по делу № А39-113/2013, от 14.06.2013 по делу № А39-118/2013).

ФАС МО, рассматривая дело о взыскании неустойки по государственному контракту, отверг довод государственного заказчика о неправомерном снижении размера неустойки ниже однократной ставки Банка России, мотивировав это тем, что примененная судами мера ответственности не связана с фактом пользования ответчиком чужими денежными средствами (Постановление от 06.06.2014 по делу № А40-147413/13).

В определениях от 19.12.2013 № ВАС-18442/13 и от 13.01.2014 № ВАС-17980/13 коллегии судей ВАС РФ также указывали, что при рассмотрении дел о взыскании неустойки суды, руководствуясь в том числе разъяснениями, содержащимися в Постановлении Пленума ВАС РФ от 22.12.2011 № 81, должны учитывать конкретные обстоятельства дела и представленные сторонами доказательства, отмечая, что отсутствие у истца негативных последствий, вызванных нарушением ответчиком договорных обязательств, может являться основанием для снижения неустойки в порядке ст. 333 ГК РФ.

Именно такой подход был поддержан Президиумом ВАС РФ в Постановлении от 01.07.2014 № 4231/14. Отменяя Постановление ФАС МО от 10.02.2014 по делу № А40-41623/2013, Президиум ВАС РФ отметил, что снижение судом первой или апелляционной инстанций размера неустойки ниже однократной учетной ставки Банка России само по себе не свидетельствует о неправильном применении нормы ст. 333 ГК РФ и не является основанием для обязательного довзыскания неустойки судом кассационной инстанции. Тем самым Президиум ВАС РФ поддержал позицию судов первой и апелляционной инстанций, которые сочли неприменимыми к обстоятельствам данного дела указания п. 2 Постановления Пленума ВАС РФ от 22.12.2011 № 81 о кратности размера взыскиваемой судами неустойки учетной ставке Банка России, поскольку неустойка была начислена не в связи с неисполнением или ненадлежащим исполнением денежного обязательства.

В Постановлении от 01.07.2014 № 4231/14 Президиум ВАС РФ также отметил, что с учетом характера нарушения методология начисления за него неустойки может не иметь прямой корреляции со ставкой рефинансирования Банка России. В частности, такая ситуация возникает в случаях, когда неустойка установлена за нарушение обязанности, не связанной с пользованием одной стороной имуществом (включая денежные средства) другой стороны обязательства, поскольку учетная ставка Банка России начисляется на цену товарного или денежного кредита, сумму неисполненного (просроченного) обязательства, не затрагивая иных обязательств сторон по договору.

В этом же Постановлении Президиум ВАС РФ указал на возможность квалификации требования о взыскании неустойки в той ее части, которая является очевидно чрезмерной, в качестве злоупотребления правом, что в соответствии со ст. 10 ГК РФ предполагает отказ лицу в защите принадлежащего ему права.

Необходимо отметить, что применение судами ст. 10 ГК РФ при разрешении требований о взыскании неустойки имело место и до принятия Президиумом ВАС РФ Постановления от 01.07.2014 № 4231/14. Так, ФАС МО при рассмотрении одного из дел указал, что мотивированное лишь ссылкой на формальное соответствие действующему законодательству требование о взыскании неустойки за неисполнение обязательства, к которому кредитор фактически утратил интерес, представляет собой злоупотребление правом, поскольку предъявляется в отсутствие защищаемого субъективного права (Постановление ФАС МО от 15.07.2014 № Ф05-16442/2013 по делу № А40-116560/12-105-1082).

Такой подход в полной мере соответствует правовой позиции, сформулированной в Постановлении Президиума ВАС РФ от 15.07.2014 № 5467/14, согласно которой превращение института неустойки в способ обогащения кредитора недопустимо и противоречит ее компенсационной функции.

Чем руководствоваться судам?

Несомненная ценность разъяснений, содержащихся в п. 2 Постановления Пленума ВАС РФ от 22.12.2011 № 81, состоит в определении объективного критерия соразмерности неустойки последствиям нарушения обязательства. Если этот критерий не является универсальным, возникает вопрос: какими критериями должны руководствоваться суды при разрешении споров о взыскании неустойки за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательств, не являющихся денежными, когда учетная ставка банковского процента не может рассматриваться в качестве критерия соразмерности неустойки последствиям нарушения обязательства?

ФАС МО в Постановлении от 23.06.2014 по делу № А40-132600/13 указал, что степень соразмерности заявленного требования о взыскании неустойки последствиям нарушения обязательства является оценочной категорией, в силу чего только суд вправе дать оценку указанному критерию, исходя из своего внутреннего убеждения и обстоятельств конкретного дела, как того требует ст. 71 АПК РФ. С такой позицией можно согласиться лишь отчасти.

Безусловно, вопрос о пределах снижения неустойки является тем обстоятельством, в отношении которого действует принцип состязательности сторон, в силу чего при заявлении ответчика о несоразмерности неустойки последствиям нарушения обязательства суд автоматически не уменьшает ее размера (соответствующая правовая позиция сформулирована в Постановлении Президиума ВАС РФ от 01.07.2014 № 4231/14). Однако определение соразмерной величины неустойки судом не может быть произвольным, поскольку в таком случае неустойка как мера ответственности и способ обеспечения исполнения обязательства утрачивает свои функции.

Представляется, что в качестве критерия соразмерности неустойки может выступать размер убытков, причиненных кредитору в связи с неисполнением или ненадлежащим исполнением обязательства должником. Данный вывод прямо следует из диспозиции ст. 333 ГК РФ, речь в которой идет о соразмерности неустойки последствиям нарушения обязательства.

В соответствии с п. 1 ст. 330 ГК РФ по требованию об уплате неустойки кредитор не обязан доказывать причинение ему убытков. Однако это вовсе не означает, что должник, на котором лежит бремя доказывания несоразмерности предъявленной к взысканию неустойки, не вправе с учетом принципа состязательности представить суду возражения, мотивированные тем, что допущенное им нарушение не повлекло для истца убытки, другие неблагоприятные последствия или угрозу их возникновения, либо что размер понесенных истцом убытков несоизмерим с предъявленной к взысканию неустойкой.

Еще одним критерием, который может быть использован судами при разрешении такого рода споров, является размер неустойки, установленной для самого истца на случай неисполнения или ненадлежащего исполнения им собственных обязательств, поскольку закрепленный в ст. 1 ГК РФ принцип равенства участников гражданского оборота предполагает определенную сбалансированность мер ответственности, предусмотренных для сторон одного договора при неисполнении ими обязательств.

Именно такие критерии соразмерности неустойки последствиям нарушения обязательства были, в частности, указаны Президиумом ВАС в Постановлении от 17.12.2013 № 12945/13.

Неустойка как способ обеспечения исполнения обязательств

См. также Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 24 марта 2016 года № 7 «О применении судами некоторых положений Гражданского кодекса Российской Федерации об ответственности за нарушение обязательств»

Понятие неустойки

Согласно п. 1 ст. 330 ГК неустойкой (штрафом, пеней) признается определенная законом или договором денежная сумма, которую должник обязан уплатить кредитору в случае неисполнения или ненадлежащего ис­полнения обязательства, в частности в случае просрочки исполнения.

Сущность неустойки, которая относится к акцессорным способам обеспечения исполнения обязательств, заключается в создаваемой ею угрозе наступления для должника определенной имущественной невыгоды в случаях неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательства. Поэтому не­устойка является одной из форм санкций в обязательстве, т.е. неотъем­лемым элементом самого обязательства.

Квалификация неустойки в качестве способа обеспечения ис­полнения обязательств породила небесспорную норму ст. 331 ГК, соглас­но которой соглашение о неустойке должно быть совершено в письмен­ном виде независимо от формы основного обязательства. Несоблюдение письменной формы влечет недействительность соглашения о неустой­ке. Так как неустойка в качестве санкции не может быть нечем иным, кроме как элементом самого обязательства, то и со­глашение о неустойке является частью соглашения, породившего это обязательство. Верность этого тезиса подтверждается нормой ст. 332 ГК, согласно которой кредитор вправе требовать уплаты неустойки, опреде­ленной законом (законной неустойки), независимо от того, предусмот­рена ли обязанность ее уплаты соглашением сторон.

Обеспечительная функция неустойки

Обеспечительная функция неустойки заключается в том, что она является дополнительной санкцией за неисполнение или ненадлежа­щее исполнение обязательства помимо общей санкции в форме воз­мещения убытков (ст. 393 ГК).

Она проявляется в том, что:

  1. убытки могут быть взыска­ны, если они действительно имели место, неустойка — взыскивается независимо (соглас­но п. 1 ст. 330 ГК по требованию об уплате неустойки кредитор не обя­зан доказывать причинение ему убытков);
  2. размер убытков, особенно при длящихся нарушениях, определяется после факта неисполнения или ненадлежащего исполне­ния обязательства; размер неустойки известен заранее (кредитор может взыскать неустойку, не дожидаясь ни возник­новения убытков, ни точного определения их размера);
  3. чем большее значение придается исполняемому обяза­тельству, тем выше устанавливается размер неустойки и ярче прояв­ляется ее штрафной характер (в то же время, если размер подлежащей взысканию неустойки будет явно несоразмерен последствиям нару­шения обязательства, суд вправе по своему усмотрению уменьшить неустойку — ст. 333 ГК).

Об определении размера неустойки читайте Состав и размер ответственности за нарушение обязательств

Виды неустойки

Неустойка может представлять собой:

  • штраф (однократно взы­скиваемую, заранее определенную денежную сумму);
  • пеню (оп­ределенный процент от суммы долга, установленный на случай про­срочки его исполнения и подлежащий периодической уплате, т.е. по сути длящуюся неустойку, например, 0,5% от суммы просроченного займа за каждый месяц просрочки).

Принято также различать:

  • договорную неустойку, которая устанавли­вается письменным соглашением сторон и условия исчисления и при­менения которой определяются исключительно по их усмотрению;
  • законную неустойку, т.е. неустойку, установленную законодательст­вом и применяемую независимо от соглашения сторон (ст. 332 ГК).

Подробнее

Среди договорной и законной неустойки выделяют:

  • зачетную неустойку (размер которой засчитывается в общую сумму убытков);
  • альтернативную неустойку (когда по выбору кредитора взыскиваются либо убытки, либо неус­тойка);
  • исключительную неустойку (когда допускается взыскание только неустойки и исключается взыскание любых убытков);
  • штрафную неустойку (когда убытки взыскиваются в полной сумме сверх неустойки) (абз. 2 п. 1 ст. 394 ГК).

Согласно ст. 394 ГК РФ, если за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательства установлена неустойка, то убытки возмещаются в части, не покрытой неустойкой (зачетная неустойка).

Законом или договором могут быть предусмотрены случаи, когда допускается взыскание только неустойки, но не убытков (исключительная неустойка), или когда убытки могут быть взысканы в полной сумме сверх неустойки (штрафная неустойка), или когда по выбору кредитора могут быть взысканы либо неустойка, либо убытки (альтернативная неустойка).

Исключительная неустойка по сути является случаем ограничения размера ответственности (когда, например, транспортная организация за непредставление перевозочных средств уплачивает только штраф и не возмещает убытки, понесенные грузоотправителем) и в силу это­го имеет исключительный характер.

Штрафная неустойка, взыскивае­мая наряду с убытками, напротив, расширяет его и потому тоже долж­на составлять исключение.

Замечание по договорной неустойке

С момента реализации права требования на возврат суммы предварительной оплаты сторона, заявившая данное требование, считается утратившей интерес к дальнейшему исполнению условий договора, а договор — прекратившим свое действие.

Кроме того, с момента совершения указанных действий обязательство по передаче товара (неденежное обязательство) трансформируется в денежное обязательство, которое не предполагает возникновение у продавца ответственности за нарушение срока передачи товара в виде договорной неустойки.

Подробнее см. Определение Судебной коллегии Верховного Суда РФ от 31.05.2018 по делу N 309-ЭС17-21840.

Ра­зумеется, законная неустойка взыскивается лишь по инициативе по­терпевшей стороны, а если она предусмотрена диспозитивной нормой закона, то лишь постольку, поскольку соглашением сторон не преду­смотрен иной ее размер.

Законную неустойку стороны по своему соглашению вправе лишь увеличить (если закон не запрещает этого), но не могут уменьшить. Например, не допускается увеличение размера неустоек, установленных частью 14 статьи 155 Жилищного кодекса Российской Федерации за несвоевременное и/или неполное внесение лицами платы за жилое помещение и коммунальные услуги.

Договорную неустойку стороны вправе изменить своим соглашением как в сторону увеличения, так и в сторону уменьшения.

Если в качестве неустойки в соглашении сторон названо иное имущество, определяемое родовыми признаками, то, учитывая, что в силу положений статьи 329 ГК РФ перечень способов обеспечения исполнения обязательств не является исчерпывающим, к подобному способу обеспечения обязательств применяются правила статей 329-333 ГК РФ (пункт 1 статьи 6 ГК РФ).

При большом размере неустойки она может быть уменьшена судом в случае явной несоразмерности ее суммы с последствиями нарушения обязательства (ч. 1 ст. 333 ГК).

Пример

Например, за просрочку возврата банковского кре­дита договором предусмотрена неустойка, размер которой в несколь­ко раз превышает сумму выданного кредита (1% от суммы выданного кредита за каждый день просрочки составляет 365% годовых, что яв­но превышает все мыслимые потери банка-кредитора).

Соглашение о неустойке должно быть заключено в письменной форме по правилам, установленным п. 2, 3 ст. 434 ГК РФ, независимо от формы основного обязательства (ст. 331 ГК РФ). Несоблюдение письменной формы такого соглашения влечет его ничтожность (п. 2 ст. 162, ст. 331, п. 2 ст. 168 ГК РФ).

Минфин РФ о форс-мажоре в госзакупках: все, что смогли, мы сделали

Отменяются гигантские штрафы за срыв поставок по госконтрактам

Фото: pnp.ru

Федеральные власти урегулировали конфликтные ситуации при задержках исполнения государственных и муниципальных контрактов. Минфин РФ, МЧС и ФАС направили в регионы совместную директиву, признав, что распространение коронавирусной инфекции является для закупок «обстоятельством непреодолимой силы». Штрафные пени за перенос сроков аннулируются, а начисленные ранее — подлежат списанию. При этом заказчики могут увеличивать на 30% стоимость контрактов в связи повышением цен на материалы. Подробнее — в материале «Реального времени».

Во многих регионах акта о самоизоляции нет, а есть кордоны

COVID-19 признан форс-мажорным обстоятельством при выполнении госзакупок, сообщил сегодня заместитель директора департамента бюджетной политики в сфере контрактной системы Минфина РФ Дмитрий Готовцев. Утром он выступил по дистанционным каналам связи с развернутым комментарием к изменившимся, в связи с пандемией, правилам исполнения государственных и муниципальных контрактов по настоянию ТПП РФ.

Вице-президент ТПП Елена Дыбова, провела традиционно вебинар, где отметила, что во многих регионах страны самоизоляция является мерой рекомендательной и не все губернаторы издали указы о введении ограничений на работу и передвижение по территории. «Где-то уже сейчас начинают возникать проблемы: губернаторы рекомендовали выйти в режим самоизоляции, но акта нет, а есть кордоны. У бизнеса нет жесткого запрета, а есть просто рекомендация», — сказала она, давая понять, что это создает серьезные риски для бизнеса, занятого исполнением госконтрактов.

Минфин признал в госзакупках вирусный форс-мажор

— 3 апреля вышло совместное письмо Минфина РФ, МЧС и ФАС РФ о том, что распространение коронавирусной инфекции нового типа носит чрезвычайный и непреодолимый характер, в связи с чем является обстоятельством непреодолимой силы. Теперь взимание штрафов невозможно, — объявил Готовцев. По его словам, с введением этой нормы поставщики освобождаются от уплаты неустойки, штрафов и пеней по текущим контрактам, если докажут, что задержка произошла вследствие «вирусного форс-мажора».

COVID-19 признан форс-мажорным обстоятельством при выполнении госзакупок, сообщил сегодня заместитель директора департамента бюджетной политики в сфере контрактной системы Минфина РФ Дмитрий Готовцев. Фото council.gov.ru

Кроме того, сегодня же могут быть приняты поправки в постановление правительства РФ №783, которые предусматривают списание пеней и штрафов в рамках всех госконтрактов, выполняемых по 44-ФЗ. «Проект находится на подписании у министра финансов РФ. Скорее всего, сегодня примут», — сообщил он. В этом случае от гигантских штрафов могут быть освобождены все исполнители контрактов.

На момент публикации сообщений о принятии поправок не поступило.

Цену можно увеличить до 30%

Важным послаблением станет возможность переноса сроков исполнения контрактов и изменения его стоимости. По словам Дмитрия Готовцева, цену контракта теперь можно изменять в пределах до 30% (а не 10%, как раньше). «Но здесь меняется не цена единицы, а объем», — подчеркнул он. При этом чиновник Минфина высказал сомнение в том, что цены на материалы выросли в два раза, как утверждают поставщики. «Не думаю», — отозвался он на соответствующую реплику Дыбовой. Говоря же о сроках исполнения госконтракта, он сообщил, что при возможности расчет ведется исходя из календарных дней (без учета рабочих и нерабочих дней).

Почему это важно? Елена Дыбова пояснила, что госконтракты, например, на поставку продовольствия для школьного питания являются долгосрочными, но из-за коронавируса у заказчика отпала необходимость кормить школьников. Что делать? Куда девать, скажем, яйца, которые курицы-несушки продолжают нести? «Пусть яйца отправляются не школу, а в магазин», — посоветовал представитель Минфина. По его словам, заказчик вправе расторгнуть договор, но на деле обе стороны должны решить этот вопрос между собой. Минфин РФ же задает общие правила урегулирования отношений.

Отвечая на вопрос об оплате уже исполненных работ по госконтрактам, Готовцев заявил, что заказчик не вправе задерживать выплаты, ссылаясь на коронавирус. По его словам, эти деньги зарезервированы в бюджете. «Отговорка на вирус не выдерживает никакой критики», — подчеркнул он, напомнив, что для подрядчиков МСП этот срок составляет 15 дней с момента подписания актов, а для других — 30 дней.

Провела вебинар традиционно вице-президент ТТП Елена Дыбова. Фото tpprf.ru

Расторгнуты госконтракты на детский отдых и выставки

Еще одной новеллой стало освобождение бизнеса от необходимости вносить на депозит обеспечение по госконтракту. Правда, только в том случае, если не требуется внесение аванса. По словам Дмитрия Готовцева, отказаться от обеспечения по остальным госконтрактам не представляется возможным, но он допустил возможность уменьшения размера обеспечения (сейчас 30% от стоимости контракта). Так что бизнесу придется все равно хранить деньги на депозите, отвлекая их от оборота. Зато Минфин разрешил во время пандемии проводить закупки без предварительного отбора поставщика.

Какие госконтракты прекращены? По словам Готовцева, их расторжение произошло в двух сферах — это организация отдыха детей в санаториях и проведение выставочных мероприятий. Во всех остальных областях контракты приостановлены.

Обобщая сказанное, Елена Дыбова высказала благодарность Минфину за оперативные решения. «Вы предотвратили коллапс в системе госзакупок. Бизнес мог бы утонуть в судебных разбирательствах» , — резюмировала она. Напомним, что еще 20 марта, на совещании президиума координационного совета по коронавирусу, премьер-министр РФ Михаил Мишустин предложил «решение, которое позволит смягчить негативные последствия от эпидемии», а именно прекратить штрафовать исполнителей по госконтрактам, если они нарушили свои обязательства.

Луиза Игнатьева ЭкономикаБюджетФинансы Татарстан

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *