Ст 406 1 ГК РФ

Возмещение потерь: как суды применяют положения ст. 406.1 ГК РФ

После вступления в силу Федерального закона от 08.03.2015 № 42-ФЗ «О внесении изменений в часть первую Гражданского кодекса Российской Федерации» в ГК РФ появились ранее неизвестные отечественному правопорядку нормы, которые предоставляют участникам гражданского оборота различные правовые возможности для обеспечения и защиты своих прав. Одной из таких норм является ст. 406.1, предусматривающая возможность возмещения потерь, возникших в случае наступления определенных в договоре обстоятельств. Соглашения о возмещении потерь уже достаточно давно применяются в англо-американской договорной практике. Суть соглашения проста: одна сторона обязуется компенсировать другой стороне возможные потери, возникшие у нее по закрепленным в соглашении причинам. Как новые положения работают в российской практике и что важно предусмотреть сторонам в договоре, рассмотрим в статье.

Появление в ГК РФ нормы о возмещении потерь, возникших в случае наступления определенных в договоре обстоятельств, было обусловлено практической необходимостью. На практике при заключении договора стороны, как правило, стараются минимизировать финансовые и иные риски и обеспечить денежную компенсацию возможных потерь, связанных с заключением, исполнением или прекращением договора.

При возникновении такого рода потерь страдает понесшая их сторона, в связи с чем представляется необоснованным ограничивать стороны в возможности возложить обязанность по их возмещению на контрагента.

В коммерческой договорной практике такие условия о возмещении потерь именуются индемнити (indemnity) (примечательно, что данный термин применяется и судами, см. решение АС г. Москвы от 28.06.2016 по делу № А40-62490/16). Следует отметить, что indemnity является широким по смыслу понятием и может трактоваться, в частности, как гарантия возмещения ущерба. Например, в одном из актов ОАО «РЖД» содержится указание на то, что в английском праве существуют две категории гарантий: обычные гарантии (guarantee) и гарантии возмещения убытков (indemnity) (распоряжение от 04.04.2015 № 893р).

Аналог зарубежного indemnity нашел отражение в ст. 406.1 ГК РФ «Возмещение потерь, возникших в случае наступления определенных в договоре обстоятельств».

Цитируем документ

Стороны обязательства, действуя при осуществлении ими предпринимательской деятельности, могут своим соглашением предусмотреть обязанность одной стороны возместить имущественные потери другой стороны, возникшие в случае наступления определенных в таком соглашении обстоятельств и не связанные с нарушением обязательства его стороной (потери, вызванные невозможностью исполнения обязательства, предъявлением требований третьими лицами или органами государственной власти к стороне или к третьему лицу, указанному в соглашении, и т. п.). Соглашением сторон должен быть определен размер возмещения таких потерь или порядок его определения.

Пункт 1 ст. 406.1 ГК РФ

Анализ указанной нормы ГК РФ показывает, что обязательство по возмещению потерь по многим критериям имеет сходство со страхованием. Однако если страховой договор является самостоятельным, то соглашение о возмещении потерь заключается между сторонами, которые уже связаны друг с другом иным обязательством.

Сторонам важно понимать, что положения ст. 406.1 ГК РФ закрепляют ключевое условие возмещения потерь — такие потери возникают при наступлении прямо указанных в договоре обстоятельств и не связаны с нарушением обязательства его стороной.

Фактически наш законодатель использовал один из многочисленных видов indemnity — против требований третьих лиц, в котором сторона А возмещает стороне B имущественные потери, возникшие из требований к ней C. Такой вид indemnity наиболее часто встречается в иностранных соглашениях.

Если проанализировать диспозицию данной статьи, то важно отметить, что возмещение потерь не является мерой ответственности и не должно смешиваться с возмещением убытков в связи с нарушением обязательства контрагентом.

Зачастую на практике компании смешивают вышеуказанные понятия и заявляют о возмещении потерь в виде убытков за неправомерные действия другой стороны. Суды в такой ситуации, ссылаясь на положения ст. 406.1 ГК РФ и п. 15 постановления Пленума ВС РФ от 24.03.2016 № 7 «О применении судами некоторых положений Гражданского кодекса Российской Федерации об ответственности за нарушение обязательств» (далее — постановление Пленума ВС РФ № 7), прямо указывают, что возмещение потерь по правилам ст. 406.1 ГК РФ осуществляется вне зависимости от наличия нарушения (постановление Девятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 06.07.2016 № 19АП-2855/2016 по делу № А64-155/2016).

Что касается формы выражения воли сторон о возмещении потерь, то положения ст. 406.1 ГК РФ специальных правил не содержат. Стороны могут заключить отдельное соглашение о возмещении потерь либо включить данные условия в текст своего договора. Важно лишь, чтобы из содержания условий точно следовало, что данные условия относятся к возмещению потерь.

В случае отсутствия необходимой определенности в соглашении относительно возмещения потерь суд откажет в удовлетворении требований (постановление Первого арбитражного апелляционного суда от 19.01.2017 по делу № А43-16569/2016).

Важно отметить, что содержание документа должно учитывать правила ст. 406.1 ГК РФ. Например, если назвать положения, которые фактически регулируют вопросы возмещения стороной убытков, возмещением потерь, то суд при рассмотрении дела не применит положения ст. 406.1 ГК РФ. Связано это с тем, что правовую квалификацию заявленной к взысканию денежной суммы устанавливает суд. При этом он может взыскать заявленную сумму как убытки за ненадлежащее исполнение обязательств контрагентом (см., например, решение АС Республики Татарстан от 14.07.2016 по делу № А65-7322/2016).

Отдельно стоит отметить, что отсутствие соглашения о возмещении имущественных потерь не лишает заинтересованную сторону права взыскивать причиненные ей убытки на общих основаниях (постановление Восьмого арбитражного апелляционного суда от 29.12.2016 № 08АП-13626/2016 по делу № А75-13941/2015).

Также при составлении договоров с условием о возмещении потерь важно учитывать, что положения ст. 406.1 ГК РФ не раскрывают понятие потерь и не ограничивают перечень обстоятельств, в связи с наступлением которых у стороны такого соглашения возникает право потребовать от другой стороны возмещения своих потерь (постановление Одиннадцатого арбитражного апелляционного суда от 25.07.2017 № 11АП-4835/2017 по делу № А65-22926/2016). А значит, стороны могут предусмотреть возмещение потерь в том числе в случае наступления обстоятельства, которое напрямую не связано с самим обязательством.

Применение положений о возмещении потерь на практике

Включение в тексты договоров положений о возмещении потерь в последнее время становится обычной практикой. Однако спорных ситуаций по таким соглашениям до судов доходит не так много. И надо сказать, что не всегда суды применяют положения ст. 406.1 ГК РФ правильно.

В качестве одного из положительных примеров можно привести следующее дело. Перевозчик обратился в суд с иском о взыскании с заказчика задолженности, неустойки, штрафа и убытков в связи с ненадлежащим исполнением обязательств по договору на перевозку грузов водным транспортом. Договор предусматривал, что в случае зимовки судна при перевозке груза заказчик оплачивает и возмещает перевозчику все связанные с этим затраты. Поскольку условия договора прямо предусматривали обязанность заказчика возместить расходы, связанные с зимовкой судна, суд со ссылкой на ст. 406.1 ГК РФ нашел правомерным требование перевозчика о взыскании понесенных им расходов (постановление Восьмого арбитражного апелляционного суда от 12.09.2016 № 08АП-8225/2016 по делу № А46-15870/2015).

Стороны часто применяют условие о возмещении потерь в сфере финансовой аренды (лизинга). Такое условие используется в ситуациях, когда предмет лизинга утрачен лизингополучателем в связи с его хищением или гибелью, а страховщик выплатил неполное страховое возмещение либо вообще отказался признавать событие страховым случаем. Для обеспечения интересов лизингодателей, связанных с получением лизинговых платежей, компании устанавливают условие о возмещении лизингополучателем потерь, причиненных лизингодателю досрочным прекращением договора лизинга. Они приравниваются к оставшейся сумме неоплаченных лизинговых платежей и иных неисполненных обязательств лизингополучателя перед лизингодателем (см., например, решения АС г. Москвы от 10.06.2016 по делу № А40-85431/16, от 14.06.2016 по делу № А40-52796/16).

Следует обратить внимание, что если потери лизингодателя возникли не в связи с ненадлежащим исполнением обязанностей лизингополучателем, то суд может отказать в удовлетворении требований об их взыскании. Так, например, в одном из дел суд подчеркнул, что частичная выплата страхового возмещения возникла не в связи с ненадлежащим исполнением обязанностей лизингополучателем, а по соглашению самого лизингодателя со страховщиком о размере возмещения. Соответственно, отсутствует причинная связь между действиями лизингополучателя и возникшими у лизингодателя убытками, а значит, ответчик-лизингополучатель обязан оплатить лишь задолженность по лизинговым платежам (постановление АС Московского округа от 23.12.2016 № Ф05-18347/2016 по делу № А40-251288/15).

Весьма часто условие о возмещении потерь включается в договоры эквайринга. Данное условие выражается в обязанности компании-клиента в безусловном порядке возмещать банку денежные средства, списанные с последнего платежной системой и (или) эмитентами по операциям, признанным недействительными (постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 28.07.2016 № 09АП-29430/2016 по делу № А40-217484/2015).

Также распространено использование условия о возмещении потерь в договорах коммерческой концессии. Стороны договора предусматривают возмещение имущественных потерь пользователя в связи с предъявлением требований третьих лиц к правообладателю, повлекших для него невозможность использования какого-либо элемента комплекса исключительных прав (например, права на товарный знак). Как следствие, в этом случае франчайзи несет потери, так как лишается возможности использовать в своей деятельности спорный товарный знак.

Последней тенденцией стало включение сторонами условий о возмещении потерь в тексты мировых соглашений. Например, в одном из дел стороны закрепили в мировом соглашении, что если суд не утвердит его, ответчик вправе потребовать от истца вернуть помещение либо потребовать возмещения потерь (ст. 406.1 ГК РФ), размер которых составит сумму, равную сумме процентов за пользование чужими денежными средствами, которая в итоге будет присуждена в пользу ответчика (постановление АС Уральского округа от 31.08.2015 № Ф09-5885/15 по делу № А07-4379/2014). Фактически речь идет о том, что если суд откажется утвердить мировое соглашение, то сторона может потребовать у оппонента выплаты суммы, которая и так будет присуждена ей судом. Представляется, что это весьма спорное использование положений о возмещении потерь.

В целом необходимо отметить, что применение условия о возмещении потерь не ограничивается приведенными выше случаями, поскольку является эффективным инструментом для обеспечения интересов сторон в любых других договорах, например в договоре оказания услуг (см. постановление Первого арбитражного апелляционного суда от 24.08.2017 по делу № А11-6237/2016).

Неоднозначные позиции судов по вопросу возмещения потерь

В связи с тем что положения о возмещении потерь действуют не так давно, однообразное понимание у судов этого института еще не сложилось. К сожалению, случаи весьма спорного толкования положений ст. 406.1 ГК РФ встречаются и на уровне кассационных инстанций. Приведем несколько примеров.

Так, в одном из дел суд расценил условие о снижении цены договора в случае задержки с регистрацией как условие о возмещении потерь (постановление АС Западно-Сибирского округа от 28.06.2017 № Ф04-1833/2017 по делу № А70-11245/2016). В этом деле по условиям договора между сторонами в случае приостановления госрегистрации договора субаренды по причинам, за которые отвечает арендатор, субарендная плата снижается на 20% на период задержки. Регистрацию из-за отсутствия у арендатора необходимых документов приостановили, в связи с чем субарендатор уменьшил сумму выплаты в соответствии с договором. Арендатор предъявил иск субарендатору о взыскании задолженности по договору и неустойки. Суды отклонили эти претензии со ссылкой на статью ГК РФ о возмещении потерь и разъяснения Пленума ВС РФ. Вызывает определенные вопросы мотивировка судов, которые понимают указанное условие договора о снижении цены как условие о возмещении потерь.

В некоторых делах суды попросту смешивают понятие возмещения потерь с иными понятиями, например неустойкой (см. постановления АС Волго-Вятского округа от 04.04.2017 № Ф01-829/2017 по делу № А28-7109/2016, от 26.04.2017 № Ф01-1070/2017 по делу № А43-16569/2016) или платой за отказ от договора (см. постановление АС Северо-Западного округа от 22.05.2017 № Ф07-4208/2017 по делу № А56-62915/2015, Апелляционное определение Новосибирского областного суда от 13.06.2017 по делу № 33-5617/2017).

Однако встречаются и обратные примеры. Так, Шестнадцатый арбитражный апелляционный суд в постановлении от 03.10.2017 по делу № А63-1976/2017, разобравшись в нюансах дела, указал, что положения о возмещении потерь неприменимы, поскольку по смыслу пункта договора стороны имели в виду отрицательные имущественные последствия, наступившие в результате предоставления недостоверных заверений об обстоятельствах. При этом имущественные потери, по мнению суда, предполагают отрицательные имущественные последствия, возникшие не в результате нарушения обязательства.

В другом деле суд отказал в возмещении потерь на основании соглашения о возмещении убытков (постановление АС Центрального округа от 25.10.2016 № Ф10-4126/2016 по делу № А64-155/2016). Данное соглашение попросту не могло быть квалифицировано как соглашение о возмещении потерь, поскольку о каких-либо конкретных потерях, связанных с конкретными обстоятельствами, речь в нем не шла.

Учитывая существенный разброс позиций судов по рассматриваемому вопросу, необходимо большое внимание уделять формулировке условий соглашения о возмещении потерь. В противном случае суды могут квалифицировать спорные условия не так, как рассчитывала пострадавшая сторона.

Ограничения для применения соглашения о возмещении потерь

Законодатель в п. 1 ст. 406.1 ГК РФ существенно ограничил применение условия о возмещении потерь, допустив его, по общему правилу, только для лиц, которые осуществляют предпринимательскую деятельность.

Таким образом, если одна из сторон договора — гражданин, не являющийся индивидуальным предпринимателем, то условие о возмещении потерь не может быть согласовано сторонами. Это ограничение не применяется, только если условие о возмещении потерь предусмотрено в корпоративном договоре либо в договоре об отчуждении акций или долей в уставном капитале хозяйственного общества, стороной которого является физическое лицо (п. 5 ст. 406.1 ГК РФ).

Между тем на практике может сложиться парадоксальная ситуация. В отношениях гражданина и субъекта, осуществляющего предпринимательскую деятельность, обязательство по возмещению потерь может взять на себя последний. В этой ситуации гражданин мог бы получить эффективный инструмент для защиты своих интересов, и лишать его такого инструмента нет никаких причин. Однако заключение подобных соглашений в силу закона запрещено. К сожалению, пока что ни на уровне судебной практики, ни на уровне разъяснений ВС РФ эта ситуация разрешения не получила, поэтому заключение подобных соглашений несет существенные риски для стороны договора, не осуществляющей предпринимательскую деятельность.

Правда, надо отметить, что указанное правило не распространяется на ситуации, при которых права и обязанности по возмещению потерь перешли к лицу при универсальном или сингулярном правопреемстве, а также при утрате гражданином статуса индивидуального предпринимателя уже после заключения соглашения о возмещении потерь, если иное не установлено законом или договором (п. 16 постановления Пленума ВС РФ № 7).

Таким образом, положения п. 1 ст. 406.1 ГК РФ не исключают того, что граждане также будут являться стороной соглашений с условием о возмещении потерь.

Право требовать снижения размера возмещаемых потерь

Положения п. 1 ст. 406.1 ГК РФ устанавливают, что соглашение сторон должно определять размер возмещения потерь или порядок его определения. Это фактически означает, что на момент заключения соглашения стороны самостоятельно определяют условия о возмещении потерь и, заключив такое соглашение, не должны иметь друг к другу каких-либо претензий по его содержанию.

В связи с этим возникает вопрос: можно ли снизить размер компенсации за потери?

Законодатель прямо предусмотрел, что суд не вправе уменьшить размер возмещения потерь, предусмотренных ст. 406.1 ГК РФ. Исключение составляют случаи, когда доказано, что сторона умышленно содействовала увеличению размера потерь.

Таким образом, если компания доказала точный размер реально возникших потерь, причинно-следственную связь между наступлением соответствующих обстоятельств и возникшими потерями, суд не может произвольно снизить их размер. Однако представляется, что взыскание полного размера возмещения вне зависимости от фактически понесенных потерь противоречит природе института возмещения потерь и может стать инструментом для различных злоупотреблений. Например, реальные потери стороны составили 10 руб., а в соглашении указано, что при наступлении определенного обстоятельства сторона обязана заплатить 100 руб. В такой ситуации, с одной стороны, должен действовать принцип свободы договора (как договорились, так и исполняем), с другой стороны, имеется явная несправедливость.

В ситуации явной несправедливости условия о возмещении потерь сторона может воспользоваться следующим механизмом. НКС при ФАС Уральского округа указал, что при оценке возражений должника о несоразмерности фактической и согласованной в договоре величины потерь в предмет доказывания подлежит включению установление обстоятельств, свидетельствующих о несправедливом характере договорного условия, с учетом положений п. 2, 3 ст. 428 ГК РФ (п. 22 рекомендаций «Вопросы правоприменения по гражданским делам, подведомственным арбитражным судам», приняты по итогам заседания от 10.06.2015).

На этом основании можно прийти к выводу, что компании полностью не лишены права заявлять возражения о несоразмерности величины потерь, однако доказать несправедливый характер договорного условия будет весьма непростой задачей. Если в судебной практике зарубежных стран главенствует идея, что indemnitor (сторона, принимающая на себя обязательство по возмещению) является заведомо слабой стороной, то в нашей стране это еще необходимо доказать.

***

Подводя итог, отметим, что положения ст. 406.1 ГК РФ при правильном закреплении соответствующих условий в договоре могут стать весьма эффективным инструментов для защиты интересов компании. Однако на данный момент судебная практика по вопросу возмещения потерь еще окончательно не сформировалась. В связи с этим риск неверного применения положений рассматриваемой статьи еще сохраняется, и полностью довериться нововведениям весьма сложно. Потребуется еще немало времени, чтобы применение положений, касающихся возмещения потерь, стало предсказуемым и стабильным. Поэтому в настоящее время говорить о том, что институт возмещения потерь заработал в полную силу, все еще преждевременно.

Статья 406. Просрочка кредитора

1. Кредитор считается просрочившим, если он отказался принять предложенное должником надлежащее исполнение или не совершил действий, предусмотренных законом, иными правовыми актами или договором либо вытекающих из обычаев делового оборота или из существа обязательства, до совершения которых должник не мог исполнить своего обязательства.

Кредитор считается просрочившим также в случаях, указанных в пункте 2 статьи 408 настоящего Кодекса.

Кредитор не считается просрочившим в случае, если должник был не в состоянии исполнить обязательство, вне зависимости от того, что кредитором не были совершены действия, предусмотренные абзацем первым настоящего пункта.

2. Просрочка кредитора дает должнику право на возмещение причиненных просрочкой убытков, если кредитор не докажет, что просрочка произошла по обстоятельствам, за которые ни он сам, ни те лица, на которых в силу закона, иных правовых актов или поручения кредитора было возложено принятие исполнения, не отвечают.

3. По денежному обязательству должник не обязан платить проценты за время просрочки кредитора.

Комментарий к статье 406 Гражданского Кодекса РФ

1. В п. 1 комментируемой статьи содержится понятие просрочки кредитора, включающее три вида нарушений: а) отказ кредитора принять предложенное должником надлежащее исполнение; б) несовершение действий, предусмотренных законом, иными правовыми актами или договором либо вытекающих из обычаев делового оборота или из существа обязательства, до совершения которых должник не мог исполнять своего обязательства, что возможно только в двусторонне обязывающих договорах; в) невыдача по требованию должника расписки в получении исполнения.

На практике в качестве просрочки должника рассматриваются: непредоставление покупателем поставщику отгрузочных разнарядок; бездействие кредитора, выразившееся в отсутствии с его стороны действий, направленных на своевременную выборку и вывоз товара или оплату товара; отказ заказчика от приемки результатов работ; отказ кредитора от сообщения должнику своих банковских реквизитов; несвоевременное предоставление новым кредитором должнику документов перехода к нему права требования (см.: Практика применения Гражданского кодекса Российской Федерации, части первой / Под общ. ред. В.А. Белова. М., 2008. С. 1043 — 1044).

2. При просрочке кредитора должнику предоставляется право на возмещение причиненных убытков. Для освобождения от ответственности кредитор должен доказать, что просрочка произошла по обстоятельствам, за которые ни он сам, ни третьи лица, на которых было возложено исполнение, не отвечают, т.е. должен доказать как свою невиновность, так и невиновность третьих лиц. Если же ответственность наступает независимо от вины, например в предпринимательских отношениях, то требуется представить доказательства, что невозможность исполнения вызвана действием непреодолимой силы.

По денежному обязательству должник не обязан платить проценты за время просрочки кредитора. Это могут быть как проценты за пользование денежными средствами, так и проценты, предусмотренные статьей 395 ГК РФ и являющиеся формой гражданско-правовой ответственности.

Статья 406.1 ГК РФ. Возмещение потерь, возникших в случае наступления определенных в договоре обстоятельств

Новая редакция Ст. 406.1 ГК РФ

1. Стороны обязательства, действуя при осуществлении ими предпринимательской деятельности, могут своим соглашением предусмотреть обязанность одной стороны возместить имущественные потери другой стороны, возникшие в случае наступления определенных в таком соглашении обстоятельств и не связанные с нарушением обязательства его стороной (потери, вызванные невозможностью исполнения обязательства, предъявлением требований третьими лицами или органами государственной власти к стороне или к третьему лицу, указанному в соглашении, и т.п.). Соглашением сторон должен быть определен размер возмещения таких потерь или порядок его определения.

2. Суд не может уменьшить размер возмещения потерь, предусмотренных настоящей статьей, за исключением случаев, если доказано, что сторона умышленно содействовала увеличению размера потерь.

3. Потери, предусмотренные настоящей статьей, возмещаются независимо от признания договора незаключенным или недействительным, если иное не предусмотрено соглашением сторон.

4. В случае, если потери возникли в связи с неправомерными действиями третьего лица, к стороне, возместившей такие потери, переходит требование кредитора к этому третьему лицу о возмещении убытков.

5. Правила настоящей статьи применяются также в случаях, если условие о возмещении потерь предусмотрено в корпоративном договоре либо в договоре об отчуждении акций или долей в уставном капитале хозяйственного общества, стороной которого является физическое лицо.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *