В связи с существенным изменением обстоятельств

Изменение и расторжение договора при существенном изменении обстоятельств. Практика применения ст. 451 ГК РФ

Одним из способов защиты от экономически невыгодных последствий экстраординарной ситуации (природные катастрофы, пандемия, эпизоотия, чрезвычайные ситуации) является расторжение или изменение договора на основании ст. 451 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее — ГК РФ). Давайте рассмотрим подробнее использование данного механизма на практике. Тем более что он как никогда становится актуальным в условиях пандемии.

Статья 451 ГК РФ позволяет судам вмешиваться в отношения сторон путем расторжения или изменения заключенных между ними договоров. Для этого суд должен установить, что обстоятельства, из которых стороны исходили при их заключении, изменились существенным образом и стороны сами не смогли договориться о приведении договорных условий в соответствие с новыми реалиями.

Юристы не слишком жалуют этот способ защиты из-за сложности доказывания существенности изменений.

Однако пандемия коронавируса напомнила о существовании такой непопулярной в судебной практике нормы и, возможно, приведет к формированию совершенно новой практики ее применения.

Условия применения ст. 451 ГК РФ

Суд может изменить или расторгнуть договор на основании ст. 451 ГК РФ при наличии одновременно следующих условий:

1. Существенное изменение обстоятельств.

Договор может быть изменен или расторгнут судом, если после его заключения обстоятельства изменились настолько, что, если бы стороны могли это разумно предвидеть, договор вообще не был бы ими заключен или был бы заключен на значительно отличающихся условиях.

2. Непредвиденность изменения обстоятельств.

Стороны, с учетом требующихся от них условиями оборота разумности и осмотрительности, не предвидели и не могли предвидеть, что обстоятельства изменятся существенным образом. Это означает, что если стороны предусмотрели в договоре механизм корректировки его условий в зависимости от изменения условий рынка (цена на нефть, курс валюты, инфляции и т.д.), то такой договор не может быть изменен или расторгнут судом на основании ст. 451 ГК РФ в связи с изменениями таких условий (см. постановление ФАС Северо-Кавказского округа от 20.11.2008 № Ф08-6743/2008 по делу № А53-6740/2008-С3-9).

3. Непреодолимость изменившихся обстоятельств.

Сторона, с учетом требующихся от нее по условиям оборота разумности и осмотрительности, не может самостоятельно преодолеть изменившиеся обстоятельства и исполнить договор надлежащим образом.

4. Несправедливость исполнения договора в изменившихся обстоятельствах.

В изменившихся обстоятельствах исполнение договора на прежних условиях экономически приводит к неосновательному обогащению одной из сторон.

Речь идет именно об экономическом дисбалансе, поскольку надлежащее исполнение договора является правомерным поведением и не может привести к возникновению кондикционного обязательства.

5. Ни обычаи делового оборота, ни существо договора не возлагают риск изменения обстоятельств на заинтересованную сторону. Например, заемщик несет риски изменения курсов валют по кредитному договору в валюте (см. постановление Двенадцатого арбитражного апелляционного суда от 05.06.2015 по делу № А06-9802/2014).

Основания изменения/расторжения договора на основании ст. 451 ГК РФ

Изменение договора является более исключительной и редкой мерой, чем его расторжение. Суд, скорее всего, предпочтет изменить договор, если придет к выводу о невозможности и/или нецелесообразности его расторжения. На практике такие иски удовлетворяются в следующих случаях:

  • если расторжение договора противоречит общественным интересам (например, на основании ст. 451 ГК РФ нельзя расторгнуть договор, который заключен в рамках реализации Правительственной программы (см. постановление Арбитражного суда Северо-Западного округа от 08.06.2018 № Ф07-4171/2018 по делу № А56-49372/2017));

  • если расторжение договора повлечет для сторон такой ущерб, который значительно превысит затраты на исполнение договора на измененных условиях (п. 4 ст. 451 ГК РФ). Например, если арендодатель передал земельный участок, не свободный от прав третьих лиц, целесообразно не расторгать договор аренды этого земельного участка, а изменить в нем условия о порядке расчета и внесения арендной платы (см. постановление Арбитражного суда Московского округа от 27.01.2017 № Ф05-20904/2016 по делу № А40-161738/15).

В иных случаях, если доказаны условия для применения ст. 451 ГК РФ, суд расторгнет договор.

Отличие понятия существенного изменения обстоятельств от смежных институтов (прекращение обязательства в связи с невозможностью исполнения (ст. 416 ГК РФ) и обстоятельства непреодолимой силы (п. 3 ст. 401 ГК РФ))

В условиях кризиса и/или наступления неординарных ситуаций стороны, в целях защиты своих имущественных интересов, могут использовать три правовых механизма:

  • изменение или расторжение договора в связи с существенным изменением обстоятельств (ст. 451 ГК РФ);

  • освобождение от ответственности за нарушение договора в связи с непреодолимой силой или форс-мажором (п. 3 ст. 401 ГК РФ);

  • прекращение обязательства в связи с невозможностью исполнения (ст. 416 ГК РФ).

На практике происходит смешение этих механизмов.

Невозможность исполнения (ст. 416 ГК РФ) автоматически прекращает обязательство с момента наступления объективного и постоянного препятствия для его надлежащего исполнения. Такое препятствие не обязательно связано с экстраординарными ситуациями и может следовать из обычной хозяйственной деятельности. Например, недостаточность наследственной массы автоматически прекращает обязательства по долгам наследодателя в недостающей части (см. Определение Верховного суда РФ от 15.05.2018 № 18-КГ18-5), снятие товара с производства влечет невозможность исполнения продавцом обязательства по замене товара и тем самым прекращает его (п. 40 постановления Пленума Верховного суда РФ от 28.06.2012 № 17 «О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей»).

В отличие от невозможности исполнения (ст. 416 ГК РФ), изменение или расторжение договора в порядке ст. 451 ГК РФ происходит с момента вступления в законную силу соответствующего решения суда (п. 3 ст. 453 ГК РФ).

Путаница между освобождением от ответственности в связи с форс-мажором и изменением/расторжением договора в порядке ст. 451 ГК РФ возникает в связи с тем, что обе конструкции связаны с экстраординарными событиями, выходящими за рамки обычного хода жизни. Разница заключается в преследуемых сторонами целях и правовых последствиях:

  • при применении п. 3 ст. 401 ГК РФ целью является освобождение от ответственности за нарушение обязательства. При этом договор сохраняет свою силу в неизменном виде;

  • при применении ст. 451 ГК РФ целью является трансформация договорных отношений в связи с изменившейся обстановкой (см. постановление ФАС Московского округа от 16.12.2013 № Ф05-14169/2013 по делу № А40-21817/2013).

Изменение/расторжение договора идет вразрез с обычно преследуемой правопорядком целью — обеспечить стабильность оборота и устойчивость договорных отношений. В связи с этим изменение или расторжение договора в порядке ст. 451 ГК РФ является исключительным способом защиты (см. постановление ФАС Московского округа от 16.12.2013 № Ф05-14169/2013 по делу № А40-21817/2013), используемым в тех случаях, когда защита права иными механизмами недостаточна или невозможна (например, посредством освобождения от ответственности на основании п. 3 ст. 401 ГК РФ).

Таким образом, в условиях пандемии коронавируса или иной экстраординарной ситуации (природные катастрофы, эпизоотия, чрезвычайные ситуации) нельзя применить механизм, предусмотренный ст. 416 ГК РФ. Обязательство прекращается невозможностью исполнения только в том случае, если его никто никогда не сможет исполнить. В то время как пандемия коронавируса, равно как и иные экстраординарные ситуации, как правило, носят временный характер и, соответственно, не прекращают обязательство.

Для минимизации убытков, связанных с пандемией коронавируса, заинтересованной стороне стоит использовать механизмы п. 3 ст. 401 и ст. 451 ГК РФ в совокупности:

  1. сперва необходимо направить контрагенту уведомление о наступлении обстоятельств непреодолимой силы. Это позволит минимизировать риски наступления иных негативных последствий нарушения обязательства, в том числе взыскания штрафных санкций за просрочку исполнения обязательств;

  2. после этого нужно обратиться к контрагенту с предложением изменить или расторгнуть договор в связи с существенным изменением обстоятельств. В случае получения отказа или неполучения ответа в установленный срок — обратиться в суд.

Следует учитывать, что, если не направить контрагенту уведомление о наступлении форс-мажорных обстоятельств, он сможет начислить штрафные санкции за просрочку исполнения обязательства вплоть до момента вступления в силу решения суда об изменении/расторжении договора.

Доказательства существенного изменения обстоятельств для целей применения ст. 451 ГК РФ

Наиболее часто заинтересованная сторона ссылается на следующие обстоятельства как доказательства существенного изменения обстановки.

Акт органа государственной власти о введении чрезвычайной ситуации

Логично, что введение режима чрезвычайной ситуации свидетельствует о существенном изменении обстоятельств, возникновение которых нельзя предвидеть.

Однако, как показывает практика, введение режима чрезвычайной ситуации не означает, что суд без исследования иных обстоятельств дела расторгнет договор в судебном порядке.

Так, в рамках дела № А40-151196/2010 суды отказали в удовлетворении требований, указав, что само по себе введение режима чрезвычайной ситуации не является безусловным основанием для расторжения договора в силу ст. 451 ГК РФ в судебном порядке. Истец не является производителем сельскохозяйственной продукции, следовательно, пожары и неурожай в части регионов РФ не препятствовали ему закупить зерно в регионах с благоприятной обстановкой. При этом издержки, связанные со сменой поставщика, являются предпринимательским риском истца (см. Определение ВАС РФ от 26.09.2011 № ВАС-10476/11 по делу № А40-151196/10-100-1293).

Сертификат торгово-промышленной палаты

В судебной практике отсутствует единообразие по вопросу о том, подтверждает ли сертификат Торгово-промышленной палаты Российской Федерации (далее — ТПП РФ) наступление форс-мажорных обстоятельств или существенность изменения обстановки для внутригосударственных сделок.

В одних случаях суды cоглашались с выводом ТПП РФ о наступлении форс-мажорного обстоятельства/существенности изменения обстановки и признавали в качестве доказательства, подтверждающего обстоятельство непреодолимой силы, сертификат о форс-мажоре, выданный ТПП (см., например, постановление Восьмого арбитражного апелляционного суда от 06.07.2015 № 08АП-4546/2015 по делу № А70-12886/2014, Определение Верховного суда РФ от 28.03.2016 № 304-ЭС16-1548 по делу № А70-12886/2014).

В других случаях суды отказывались признавать такой сертификат в качестве доказательства, бесспорно свидетельствующего форс-мажорное обстоятельство (см., например, постановление Восьмого арбитражного апелляционного суда от 15.10.2015 № 08АП-8773/2015 по делу № А81-1308/2015). По мнению судов, сертификат ТПП РФ является лишь доказательством наличия события, на которое ссылается сторона как на обстоятельство непреодолимой силы. Отнесение этого события к такому обстоятельству, оценка его влияния на возможность исполнения обязательства находятся в компетенции суда, который решает вопрос о возможности освобождения должника от ответственности за неисполнение обязательства исходя из конкретных обстоятельств дела (см. постановление Восемнадцатого арбитражного апелляционного суда от 06.07.2015 по делу № А34-7811/2014, постановление Двадцать первого арбитражного апелляционного суда от 07.03.2017 по делу № А84-653/2016).

Соответственно, в тех случаях, когда суды не согласны с выводами ТПП РФ о наступлении форс-мажорных обстоятельств или существенности изменения обстановки, они указывают, что наличие обстоятельств непреодолимой силы является правовым вопросом, разрешение которого отнесено к компетенции суда (см. постановление Пятого арбитражного апелляционного суда от 30.11.2017 № 05АП-7472/2017, 05АП-7474/2017 по делу № А51-7062/2017).

Следует учитывать, что с 23.12.2015 из полномочий региональных ТПП исключено право выдавать заключения, являющиеся основанием для выдачи сертификата ТПП РФ. Кроме того, ТПП РФ теперь свидетельствует только те обстоятельства непреодолимой силы, которые повлияли на возможность исполнения внешнеторговых сделок (п. 4.1, 4.6 нового Положения о порядке свидетельствования ТПП РФ обстоятельств непреодолимой силы). Соответствующие изменения были внесены и в Закон РФ от 07.07.93 № 5340-1 «О торгово-промышленных палатах в Российской Федерации» (подп. «н» п. 3 ст. 15 Закона).

Таким образом, в настоящее время сертификат ТПП РФ может свидетельствовать форс-мажорное обстоятельство только применительно к исполнению внешнеэкономических сделок.

Несмотря на неприменимость к исполнению внутригосударственных договоров, сертификаты ТПП РФ являются доказательством причинно-следственной связи между форс-мажорным обстоятельством и невозможностью надлежащего исполнения обязательства.

Заключение эксперта/специалиста

В рамках дела № А73-4596/2014 суд признал существенным изменением обстоятельств эпизоотию свиней, которая привела к резкому падежу скота и мертворождению поросят. Удовлетворяя требования о расторжении кредитного договора, суд основывался на следующем (см. постановление Шестого арбитражного апелляционного суда от 28.08.2014 № 06АП-4109/2014 по делу № А73-4596/2014):

  • падеж скота обусловлен заболеваниями, ранее не отмеченными на территории РФ, в связи с чем разумный и осмотрительный участник оборота не мог их предвидеть;

  • истец предпринял меры по вакцинации животных и дезинфекции, однако они оказались неэффективными;

  • согласно заключению научно-исследовательского ветеринарного института, целесообразно ликвидировать принадлежащее истцу поголовье скота и заменить его животными из благополучных хозяйств.

Критерии добросовестного поведения при применении ст. 451 ГК РФ

На практике суды, рассматривая иск об изменении или расторжении договора на основании ст. 451 ГК РФ, скрупулезно оценивают добросовестность заинтересованной стороны.

В связи с этим истцу, наряду с условиями применения ст. 451 ГК РФ, придется также доказывать следующие обстоятельства.

Соблюдение условий форс-мажорной оговорки

Помимо условий применения ст. 451 ГК РФ, названных в п. 2 этой статьи, суды придают существенное значение надлежащему исполнению договорной оговорки об обстоятельствах непреодолимой силы.

Так, в рамках дела о продлении срока выполнения работ по государственному контракту в связи с введением чрезвычайной ситуации суд установил, что истец в нарушение условий договора не уведомил ответчика о возникновении чрезвычайной ситуации в пятидневный срок. Кроме того, режим ЧС был введен на муниципальном уровне 10.09.2015, в то время как с просьбой о продлении срока выполнения работ истец обратился только 21.12.2015. Указанные обстоятельства послужили основанием для отказа в удовлетворении исковых требований (см. Определение Верховного суда РФ от 10.01.2017 № 309-ЭС16-18170 по делу № А50-230/2016).

Причинно-следственная связь между изменением обстановки и несправедливостью исполнения договора

Анализ судебной практики показывает, что само по себе изменение обстановки не имеет правового значения для исполнения договора. Важно доказать наличие причинно-следственной связи между изменением обстоятельств и несправедливостью исполнения договора на согласованных условиях.

Причинно-следственная связь может являться очевидной, если, например, заявлен иск о расторжении договора купли-продажи оборудования, необходимого для осуществления предпринимательской деятельности, но в связи с изменениями обстановки ведение этой деятельности стало невозможным.

Например, в деле № А40-46947/07-125-325 птицефабрика заявила о расторжении договора купли-продажи яйцесортировальной машины в связи с эпизоотией птичьего гриппа и сокращением численности кур-несушек. Суд признал эпизоотию птичьего гриппа существенным изменением обстоятельств и удовлетворил иск о расторжении (см. постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 29.02.2008 № 09АП-1323/2008-ГК по делу № А40-46947/07-125-325).

В другом деле суд расторг договор строительного подряда в связи с оползнем, случившимся на территории застройки (см. Определение Верховного суда РФ от 28.03.2016 № 304-ЭС16-1548 по делу № А70-12886/2014).

Проведенный анализ сложившейся практики применения судами ст. 451 ГК РФ позволяет сформулировать следующие рекомендации для минимизации убытков в условиях пандемии коронавируса:

1. Следует направить контрагенту уведомление о форс-мажоре в порядке и срок, предусмотренный договором.

Следует учитывать, что общеизвестность пандемии не освобождает сторону от этой обязанности (ст. 70 АПК РФ).

Если договор не содержит форс-мажорную оговорку, рекомендуется также направить контрагенту уведомление, исходя из требований разумности и добросовестности.

Своевременное направление такого уведомления позволит достичь следующих целей:

  • во-первых, это позволит исключить применение штрафных санкций за неисполнение или ненадлежащее исполнение договора;

  • во-вторых, при рассмотрении спора об изменении/расторжении договора в порядке ст. 451 ГК РФ такое уведомление будет служить доказательством вашей добросовестности.

2. Необходимо предпринять действия для минимизации негативных последствий.

К ним относится издание локального приказа или распоряжения, которое устанавливает особенности работы в условиях ограничительных мер. Такой приказ/распоряжение может предусматривать перевод сотрудников на дистанционную работу или установление им нерабочих дней.

Это позволит доказать, например, фактическую невозможность использования арендованного офиса.

Если актом местной администрации вам запрещено продолжать работу в период действия ограничительных мер, убедитесь, что вы не можете перепоручить исполнение договора третьему лицу, не связанному ограничительными мерами. Это могут подтвердить исходящие от ваших партнеров или конкурентов по отрасли локальные нормативно-правовые акты о временном приостановлении деятельности.

3. Стоит получить в региональной ТПП заключение об обстоятельствах непреодолимой силы.

Это позволит дополнительно подтвердить вашу добросовестность в экстраординарных условиях и объективную невозможность надлежащего исполнения конкретного договора.

Следует учитывать, что суд будет оценивать такое заключение наряду с другими доказательствами и вправе не согласиться с изложенными в нем выводами. Это означает, что если при рассмотрении спора контрагент представит доказательства, подтверждающие отсутствие препятствий к исполнению договора, суд откажет в применении п. 3 ст. 401 и ст. 451 ГК РФ.

Кроме того, суд может оценить заключение как незаконное, сославшись на п. 4.1, 4.6 действующего Положения о порядке свидетельствования ТПП РФ обстоятельств непреодолимой силы, а также подп. «н» п. 3 ст. 15 Закона РФ от 07.07.93 № 5340-1 «О торгово-промышленных палатах в Российской Федерации».

1. ГК исходит из обязательности исполнения сторонами обязательств, принятых на себя по договору (см. ст. 309, 310 и коммент. к ст. ст. 309, 310). Возможность изменить или расторгнуть договор в связи с существенным изменением обстоятельств, из которых стороны исходили при заключении договора, ГК связывает со строго определенными случаями, прямо указанными в комментируемой статье. К тому же с учетом свободы сторон в выборе договорных условий (см. ст. 421 и коммент. к ней) их изменение по решению суда допускается в исключительных ситуациях, предусмотренных в п. 4 комментируемой статьи.

Целью статьи является общее урегулирование отношений сторон договора, когда существенное изменение обстоятельств приводит к значительно большей обременительности исполнения, но не вызывает полную или частичную невозможность исполнения договорных обязательств. Например, когда из-за стихийного бедствия или других объективно существующих причин (военные операции, акты компетентных органов государственной власти и т.п.) доставка в место исполнения товара, являющегося предметом договора, возможна только путем использования иного маршрута транспортировки, требующего значительно больших затрат.

Подобного урегулирования не содержалось в ранее действовавшем российском гражданском законодательстве. В отдельных нормах ГК 1964 (например, в ст. 234 — 236) были предусмотрены правила, рассчитанные лишь на конкретные ситуации, когда существенное изменение обстоятельств вызывает невозможность исполнения обязательств. Аналогичные по своему характеру правила содержатся и в ГК (см. ст. 416 — 419 и коммент. к ним).

2. Само по себе существенное изменение обстоятельств не служит основанием для изменения договора, если им предусмотрено или из него вытекает иное. Так, если стороны, заключая договор на длительный срок, согласились, что указанные в нем цены являются твердыми и не подлежат изменению, следует считать, что каждая из них приняла на себя риск возможного повышения или понижения цен.

Регулирование основано на той предпосылке, что при заключении договора стороны определяют его условия исходя из разумной оценки обстоятельств, в которых он будет исполняться. При этом должны учитываться состояние экономического оборота и тенденции его развития, существующие обязательные правила, которые необходимо соблюдать при исполнении договора. Например, предметом оценки могут быть уровень и тенденции: цен на товары, являющиеся предметом договора, сырье, материалы, топливо и энергию, используемые при их изготовлении; стоимости рабочей силы; налогообложения; размера транспортных тарифов. Условия договора, определенные с учетом результатов такой оценки, отражают стремление сторон обеспечить баланс их имущественных интересов. Это может, в частности, выражаться:

1) в установлении цен на уровне, отличающемся от существовавшего на момент заключения договора;

2) во включении условия о т.н. «скользящих ценах» (повышающихся или снижающихся в определенной пропорции по периодам действия договора или в зависимости от конкретных обстоятельств, например при изменении стоимости указанных выше составляющих цены предмета договора). Возможность включения в договор купли-продажи подобного условия предусмотрена ГК (п. 3 ст. 485);

3) в установлении, что оплата производится в рублях в размере, эквивалентном определенной сумме в иностранной валюте или в условных денежных единицах (см. п. 2 ст. 317 и коммент. к ней);

4) в указании, что цены являются твердыми, но с одновременным включением тех или иных льготных для сторон условий, обеспечивающих соблюдение баланса их имущественных интересов даже при существенном изменении уровня рыночных цен;

5) в принятии на себя одной стороной обязательства заключить договор страхования в пользу другой или в свою пользу от определенных рисков или в распределении между сторонами расходов по их страхованию.

3. Баланс имущественных интересов сторон может быть нарушен любым изменением обстоятельств. Однако только их существенное изменение признается основанием изменить или расторгнуть договор. Оно считается таковым в силу предписаний п. 1 комментируемой статьи только тогда, когда обстоятельства изменились кардинально, т.е. настолько, что, если бы стороны могли это разумно предвидеть, договор вообще не был бы ими заключен или был бы заключен на значительно отличающихся условиях. Применительно к договору подряда ГК (п. 6 ст. 709) предусматривает право подрядчика требовать на основании комментируемой статьи изменения, а при отказе заказчика — расторжения договора при существенном возрастании стоимости материалов и оборудования, предоставленных подрядчиком, а также оказываемых ему третьими лицами услуг, которые нельзя было предусмотреть при заключении договора.

4. Вопрос о приведении договора в соответствие с существенно изменившимися обстоятельствами или о его расторжении должен решаться самими сторонами в соответствии с п. 1 ст. 452 (см. коммент. к ней). В случае спора заинтересованная сторона вправе с соблюдением предписаний п. 2 ст. 452 ГК обратиться в суд. Судом договор может быть расторгнут при наличии одновременно четырех условий, указанных в п. 2 комментируемой статьи, т.е. только при их совокупности. Суть этих условий сводится к следующему.

Первое. Убежденность обеих сторон в момент заключения договора, что такого изменения обстоятельств не произойдет.

Второе. Невиновность заинтересованной стороны в том, что причины, вызвавшие изменение обстоятельств, не преодолены (абз. 2 п. 1 ст. 401 ГК).

Третье. В результате исполнения договора на прежних условиях баланс имущественных интересов сторон нарушается настолько, что для заинтересованной стороны наступают те же отрицательные последствия, что и при существенном нарушении обязательств контрагентом (она в значительной степени лишается того, на что была вправе рассчитывать при заключении договора, — абз. 4 п. 2 ст. 450).

Четвертое. Заинтересованная сторона не несет риска изменения обстоятельств (что вытекает из обычаев делового оборота или существа договора). Само собой разумеется, что если договором предусмотрено, что риск изменения обстоятельств несет заинтересованная сторона, это условие также не будет соблюдено.

Для того чтобы суд решил изменить договор, кроме совокупности указанных выше обстоятельств, необходимо также наличие одного из двух дополнительных условий: расторжение договора противоречит общественным интересам либо влечет для сторон значительно больший ущерб, чем исполнение на измененных условиях. Примером первого служит договор о строительстве школы или больницы. При использовании второго необходимо учитывать, что имеются в виду имущественные интересы обеих сторон, а не только заинтересованной (предъявившей иск).

5. При расторжении договора судом вследствие существенного изменения обстоятельств применяются общие правила о последствиях расторжения договора (см. ст. 453 и коммент. к ней). Однако следует иметь в виду, что предписания п. 3 комментируемой статьи являются исключением из общего правила (п. 4 ст. 453). Суду предоставлено право по требованию любой из сторон определять последствия расторжения договора исходя из необходимости справедливого распределения между ними расходов, понесенных в связи с исполнением договора. Это означает, в частности, что предметом требования могут быть и суммы, уплаченные сторонами друг другу до расторжения договора.

6. Спорна возможность применения комментируемой статьи в случаях, когда после заключения договора принят закон, устанавливающий иные обязательные для сторон правила, чем действовавшие в момент заключения договора, и при этом оговорено, что его действие распространяется на отношения, возникшие из ранее заключенных договоров (п. 2 ст. 422 ГК). С одной стороны, императивный характер этих предписаний как будто лишает стороны права предъявлять в суде требования о расторжении или изменении договора, хотя и не исключает для них возможности расторгнуть или изменить договор по соглашению между собой (п. 1 ст. 450 ГК). С другой стороны, если по общему правилу стороны свободны в заключении договора (п. 1 ст. 421 ГК) и должны исходить из обязательных для них правил (п. 4 ст. 421 ГК), то изменение этих обязательных правил не может не рассматриваться в качестве существенного изменения обстоятельств, из которых стороны исходили при заключении договора. Представляется, что в современных условиях применение в этих случаях комментируемой статьи было бы целесообразным. Вместе с тем следует иметь в виду, что придание обратной силы акту, регулирующему имущественные отношения, носит исключительный характер, что прямо следует из п. 2 ст. 422 ГК. В арбитражной практике признавалось, что отмена нормативного акта, предусматривавшего ответственность за нарушение обязательства, может служить основанием для исключения из договора условия об ответственности, основанного на этом акте (п. 6 информационного письма Президиума ВАС РФ от 05.05.97 N 14).

Другой комментарий к статье 451 ГК РФ

1. В отличие от ст. 416 ГК о невозможности исполнения обязательства в комментируемой статье речь идет о затруднительности исполнения договорного обязательства. Исполнение такого обязательства в принципе остается возможным. Но оно становится экономически обременительным для одной или всех участвующих в договоре сторон по причине существенного изменения обстоятельств, из которых стороны исходили при заключении договора. Под такими обстоятельствами следует понимать находящиеся вне контроля сторон экономические (наличие товара на рынке, способы его доставки, рыночные цены на товар и рабочую силу и т.п.), правовые и иные факторы, существовавшие в стране (странах), отдельных регионах на момент заключения договора. Изменение данных факторов в период действия договора не связывается с действием непреодолимой силы. Для целей комментируемой статьи понятие существенного изменения обстоятельств, которое должно иметь место после заключения договора, дается в ее п. 1. Причины, вызвавшие такое изменение, не могут быть преодолены заботливыми стараниями сторон договора. При этом предполагается, что ни одна из сторон не несет риска имущественных потерь, вызванных существенным изменением обстоятельств, из которых стороны исходили при заключении договора. Подобного рода риск, например, несет подрядчик по договору подряда за выполняемую им работу (ст. 705 ГК).

Существенное изменение обстоятельств, ведущее к созданию экономической затруднительности в исполнении договорных обязательств, в отдельных западных странах нередко именуют экономической невозможностью исполнения обязательств.

2. В п. 2 комментируемой статьи предусмотрен двухэтапный порядок изменения и расторжения договора в связи с существенным изменением обстоятельств.

На первом этапе сторонам вменяется обязанность проведения переговоров о возможности достижения соглашения о приведении договора в соответствие с существенно изменившимися обстоятельствами или о его расторжении. Данный этап необходимо рассматривать как своеобразную стадию для решения в претензионном порядке вопросов, связанных с судьбой договора.

На втором этапе в случае недостижения между сторонами указанного соглашения вопрос об изменении или расторжении договора решается судом.

Основанием для изменения или расторжения договора служит одновременное наличие четырех условий, указанных в п. 2 комментируемой статьи. При этом — согласно п. 4 комментируемой статьи — предпочтение отдается расторжению договора. Изменение договора допускается лишь в случаях, прямо названных в данном пункте. При расторжении договора законодатель не предусматривает возможности возмещения убытков потерпевшей стороне. Суд уполномочен лишь решать вопросы о справедливом распределении между сторонами расходов, понесенных ими в связи с исполнением договоров.

Другой комментарий к статье 451 Гражданского Кодекса РФ

1. Комментируемая статья с учетом ч. 2 п. 2 ст. 450 ГК РФ в части возможности установления законом дополнительных оснований для изменения или расторжения договора по решению суда предусматривает, что самостоятельным основанием для изменения или расторжения договора считается существенное изменение обстоятельств, из которых стороны исходили на момент заключения договора. Установленное комментируемой статьей основание предоставляет сторонам договора возможность самостоятельно по взаимному соглашению урегулировать свои договорные отношения либо обратиться заинтересованной стороне в суд, когда исполнение взятых на момент заключения договора обязательств вследствие произошедших помимо воли сторон событий будет крайне обременительным. При этом предвидение возможности наступления таких событий на момент заключения договора либо полностью исключало потребность в заключении сторонами договора, либо стороны заключали договор на совершенно других условиях.

2. Изменение обстоятельств признается существенным при одновременном наличии условий из закрытого перечня, приведенного в п. 2 комментируемой статьи. Далеко не во всех случаях ставшее экономически невыгодным исполнение договора будет служить основанием для его расторжения в судебном порядке.

Содержащийся в комментируемой статье перечень условий, при одновременном наличии которых договор может быть расторгнут, свидетельствует о приоритете защиты стабильности исполнения договорных обязательств. Следует отметить, что исключительный характер освобождения от договорных обязательств имел место и в дореволюционном праве. Так, В.К. Победоносцев отмечал: «Понятие о вине и ответственность за неисполнение устраняются, когда причиною невыполнения было обстоятельство внешнее, не зависевшее от личной воли и сделавшее исполнение физически или юридически невозможным. Разумеется, такая невозможность должна относиться к предмету исполнения (должна быть объективная), а не к личным только обстоятельствам обязанного.» <1>. В то же время В.К. Победоносцев обращает внимание на необходимость справедливого применения правил об освобождении сторон договора от взятых на себя обязательств вследствие влияния внешних обстоятельств.

———————————
<1> Победоносцев К.П. Курс гражданского права: В 3 т. / Под ред. В.А. Томсинова. Т. 3. С. 150.

Необходимо отметить, что не зависящее от воли сторон договора изменение обстоятельств, по сути, как основание для изменения или прекращения договорных отношений также было предусмотрено в ГК РСФСР 1922 г. Согласно ст. 144 названного Кодекса, если в двустороннем договоре исполнение стало невозможным для одной из сторон вследствие обстоятельства, за которое ни она, ни другая сторона не отвечает, она, при отсутствии в законе или договоре иных постановлений, не вправе требовать от другой стороны удовлетворения по договору. При возникновении таких обстоятельств каждая из сторон была вправе требовать от контрагента только возврата всего, что она исполнила, не получив соответствующего встречного удовлетворения. В ГК РСФСР 1964 г. аналогичного по своему содержанию правила не было предусмотрено, за исключением правил об освобождении в отдельных ситуациях от исполнения обязательств (ст. ст. 234 — 236), в том числе для случая возникновения обстоятельств, за которые ни одна из сторон не отвечает. Освобождение в отдельных ситуациях от исполнения обязательств предусмотрено и действующим ГК РФ (ст. ст. 416 — 419). Вместе с тем прямая возможность для расторжения в судебном порядке договора по такому основанию, как существенное изменение обстоятельств, ГК РФ предусмотрена впервые.

3. Существенное изменение обстоятельств может послужить основанием как для расторжения, так и для изменения договора. Для реализации требований о расторжении или изменении договора необходимо одновременное наличие четырех условий: во-первых, стороны не могли предвидеть наступление таких обстоятельств; во-вторых, стороны были не в силах их преодолеть; в-третьих, исполнение договора при таких обстоятельствах стало крайне невыгодным хотя бы для одной из сторон и, в-четвертых, обычай делового оборота или существо договора не предполагают освобождение заинтересованной стороны от несения риска ответственности вследствие изменившихся обстоятельств. Вместе с тем с учетом положений п. п. 2 и 4 комментируемой статьи наличие указанных условий предопределяет приоритет для решения вопроса в пользу расторжения договора. Договор может быть сохранен с учетом внесения в него необходимых изменений только в исключительных случаях, наличие которых не позволяет решить вопрос путем расторжения договора даже при одновременном наличии всех необходимых для этого условий. Исключительность должна быть обоснована одним из следующих дополнительных обстоятельств: решение вопроса путем расторжения договора противоречит общественным интересам; расторжение договора повлечет для сторон ущерб, значительно превышающий затраты, необходимые для исполнения договора на измененных судом условиях.

4. Судебная практика свидетельствует о достаточно редких случаях поддержки судами заинтересованных сторон в вопросе применения правил комментируемой статьи для решения вопроса об изменении или расторжении договора. Даже существенные обстоятельства, вызванные изменением экономической ситуации, в том числе значительное ухудшение конъюнктуры рынка, рост цен, тарифов, инфляция и тому подобные обстоятельства, как правило, не принимаются судами в качестве оснований, достаточных для решения вопроса о расторжении или изменении договора в соответствии с правилами комментируемой статьи. К примеру, согласно Постановлению ФАС Северо-Западного округа от 11 января 2007 г. N Ф04-8719/2006(29809-А75-16) по делу N А75-2991/2006 была подтверждена правомерность отказа апелляционной инстанции в иске об изменении договора инвестиционного займа в связи с существенным изменением обстоятельств. Судом указано, что резкое повышение курса иностранной валюты в Российской Федерации само по себе нельзя расценивать как существенное изменение обстоятельств, повлекшее для истца последствия, установленные в ст. 451 ГК РФ. В то же время отмечено, что заключение договора займа в долларовом эквиваленте предполагает возложение на заемщика риска неблагоприятного изменения курса доллара. О том, что существенное изменение курса иностранной валюты по отношению к российской валюте не является основанием для расторжения договора, говорится в Постановлении ФАС Московского округа от 2 июля 2009 г. N КГ-А41/4517-09 <1>. То, что изменение процентной ставки по кредиту не является основанием для расторжения договора в соответствии с правилами комментируемой статьи, отмечается в Постановлении ФАС Уральского округа от 16 ноября 2009 г. N Ф09-9064/09-С5 <2>. Также судебной практикой подтверждается, что изменение ставки рефинансирования не может быть признано существенным изменением обстоятельств, в связи с чем, как следует из Постановления ФАС Уральского округа от 20 ноября 2008 г. N Ф09-8595/08-С5 <3>, суды правомерно отказали в удовлетворении исковых требований о расторжении кредитного договора, поскольку условия для расторжения спорного договора, предусмотренные ст. 451 ГК РФ, отсутствуют.

В качестве положительного примера применения судами ст. 451 ГК РФ можно привести Постановление ФАС Волго-Вятского округа от 27 февраля 2006 г. N А43-14918/2005-13-370 <1>. Суть рассмотренной судом ситуации в том, что истец связывал необходимость расторжения договора исключительно с тем, что продолжение договорных отношений создает угрозу безопасности людей. Судом было установлено, что здание бани находится в аварийном состоянии, что не допускает нахождения в ней людей и использования здания по назначению, а также то, что здание бани — это памятник истории и культуры; эти обстоятельства являются существенными и могут рассматриваться в качестве основания расторжения договора. Указанные обстоятельства всеми судебными инстанциями арбитражного суда были оценены как существенные для расторжения договора в порядке ст. 451 ГК РФ.

———————————
<1> Постановление ФАС Волго-Вятского округа от 27 февраля 2006 г. N А43-14918/2005-13-370 по делу N А43-14918/2005-13-370.

Вместе с тем наличие угрозы безопасности людей не во всех случаях является абсолютным основанием для расторжения договора. В частности, согласно Постановлению ФАС Волго-Вятского округа от 27 февраля 2006 г. N А43-14918/2005-13-370 иск администрации г. Нижнего Новгорода о расторжении договора аренды тоннельного перехода был признан не подлежащим удовлетворению.

Исковые требования были мотивированы тем, что вследствие решений Областной межведомственной антитеррористической комиссии и Городской антитеррористической комиссии о переносе торговых точек из подземных переходов и тоннелей произошло существенное изменение обстоятельств, из которых стороны исходили при заключении договора, поэтому договор аренды подлежит расторжению. Как следует из материалов дела, решения указанных комиссий были приняты в целях обеспечения беспрепятственной эвакуации людей в случае возникновения чрезвычайных обстоятельств.

При рассмотрении указанного дела судом кассационной инстанции было отмечено, что при заключении договора аренды арендодатель согласовал целевое использование тоннельного перехода в соответствии с условиями заключенного договора (предоставление арендатору права передачи части арендуемых площадей для размещения торговых точек), а также по прямому производственному и потребительскому назначению с учетом требований нормативно-технической документации. Таким образом, истец знал об особенностях объекта найма, имел реальную возможность предвидеть наступление определенных последствий от передачи имущества в субаренду.

Кроме того, материалами дела подтверждено, что самим арендатором принимаются все необходимые меры для уменьшения риска возникновения чрезвычайной ситуации и совершения террористического акта. Истец также не доказал, что исполнение договора имущественного найма на прежних условиях нарушает баланс экономических интересов сторон настолько, что для него наступают те же отрицательные последствия, что и при существенном нарушении обязательств ответчиком, т.е. заинтересованная сторона в значительной степени лишается того, на что была вправе рассчитывать при заключении договора.

В результате рассмотрения дела кассационная инстанция пришла к выводу, что суды первой и апелляционной инстанций сделали правомерный вывод об отсутствии в спорном правоотношении одновременно четырех условий, указанных в п. 2 ст. 451 ГК РФ.

Статья 451. Изменение и расторжение договора в связи с существенным изменением обстоятельств

2. Если стороны не достигли соглашения о приведении договора в соответствие с существенно изменившимися обстоятельствами или о его расторжении, договор может быть расторгнут, а по основаниям, предусмотренным пунктом 4 настоящей статьи, изменен судом по требованию заинтересованной стороны при наличии одновременно следующих условий:

1) в момент заключения договора стороны исходили из того, что такого изменения обстоятельств не произойдет;

2) изменение обстоятельств вызвано причинами, которые заинтересованная сторона не могла преодолеть после их возникновения при той степени заботливости и осмотрительности, какая от нее требовалась по характеру договора и условиям оборота;

3) исполнение договора без изменения его условий настолько нарушило бы соответствующее договору соотношение имущественных интересов сторон и повлекло бы для заинтересованной стороны такой ущерб, что она в значительной степени лишилась бы того, на что была вправе рассчитывать при заключении договора;

Информация об изменениях:

Федеральным законом от 8 марта 2015 г. N 42-ФЗ в подпункт 4 пункта 2 статьи 451 настоящего Кодекса внесены изменения, вступающие в силу с 1 июня 2015 г.

См. текст подпункта в предыдущей редакции

4) из обычаев или существа договора не вытекает, что риск изменения обстоятельств несет заинтересованная сторона.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *